Марина Мурзина • газета "Аргументы и Факты", №9, 2005 год • 09.2005

Дядя Ваня верхом на Чайке

Главная / Пресса / Сезон 29 (2005/2006)

Несомненным событием театрального месяца для меня стала премьера в Театре им. Пушкина спектакля "Джан" по повести Андрея Платонова. Режиссеру Роману Козаку нужно быть благодарным уже за то, что на нашем сегодняшнем драматургическом безрыбье он вдруг обнаружил вполне постановочный материал.

В Москве около 100 сценических площадок. Стало быть, ежевечерне одновременно играется около ста спектаклей. И какой же драматургией потчуют театры публику? Давайте считать. В настоящее время на столичных подмостках погибают 9 пар Ромео и Джульетт, пишут друг другу письма 5 Татьян и Онегиных, сигают в окна 6 Подколесиных, страдают в разлуке четверо Мастеров и Маргарит, надувают пятерых Городничих пятеро же Хлестаковых и парят над колдовскими озерами 10 (!) чаек и цветут 10 же вишневых садов. Моя личная мечта - проснуться однажды, стерев из памяти, забыв напрочь все классические сюжеты. И с любопытством ребенка отправится на очередного, сотого "Дядю Ваню": чем же там у них все закончится? С искренней завистью услышала недавно диалог двух дам на "Дяде Ване" - дамы спорили, кого застрелит означенный дядя, профессора или его жену Елену? Вот счастливые...

Режиссеры жалуются критикам: репертуар - главная головная боль. Что ставить? Откуда взять пьесу? Поэтому, мол, берем либо проверенную временем классику, либо зарубежные пьесы-однодневки - этакие палочки-выручалочки непритязательные: с нехитрыми сюжетами на вечные темы "он, она и она" или "она, он и он". Публике нравится - и ладно. Действительно, пьес, которые с полным правом можно назвать современными, - мизер. Из наиболее успешных и заметных могу назвать лишь "Изображая жертву" братьев Пресняковых в МХТ им. Чехова. К сожалению, недавние фавориты - Петр Гладилин, Ольга Мухина, Василий Сигарев, Михаил Угаров уже не в моде. А вчерашние рекордсмены постановок Коляда и Птушкина явно отошли на второй план. Но ведь есть еще советская классика! И кто-то из режиссеров берется за нее. В столичных театрах идет уже более десятка пьес - от арбузовской "Шестеро любимых" (недавняя премьера в Театре им. Маяковского) до "Лестничной клетки" Петрушевской в театре "Около дома Станиславского". От арбузовской же легендарной "Тани" в РАМТе до "Уроков музыки" той же Петрушевской в Театре на Покровке.

Есть и достойные западные образцы. В "Маяковке" идут пьесы Нила Саймона ("Банкет"), Питера Шеффера ("Любовь глазами сыщика"), Артура Миллера ("Спуск с горы Морган"), Эйкборна ("Синтезатор любви"). Это не поспешные "затычки" в афишных дырах, а прежде всего умело инсценированные, классно написанные сюжеты, характеры. В филиале этого театра Татьяна Ахрамкова сделала инсценировку никогда прежде не ставившегося романа нобелевского лауреата шведского писателя Пэра Лагерквиста "Карлик". Необычайность, "незнакомость" материала и проблематики приклекают публику так же, как спектакль "Бог" по пьесе Вуди Аллена в Театре им. Моссовета. Перевод никому не известной испанской пьесы "Куклы" Хасинто Грау попал к руководителю Театра на Юго-Западе Валерию Беляковичу в рукописи, итог - блестящий спектакль. Из того же разряда театральной экзотики и самая свежая премьера в Пушкинском - "Косметика врага" по роману модной бельгийки Амели Нотомб.

Новое, незаигранное неизбежно рождает любопытство и интерес публики. И в битве за драматургию, как видим, выигрывают ищущие, рискующие. Они смело берутся за неизвестный или подзабытый материал (тот же Платонов), либо за пьесы, когда ни имя автора, ни название уже или еще ничего не говорят публике, либо за пьесы, когда ни имя автора, ни название уже или еще ничего не говорят публике, либо возвращаются ко времени советскому. Это "не по прошлому ностальгия - ностальгия по настоящему". По настоящей драматургии, которую нынешний день нам пока не принес.

Марина Мурзина • газета "Аргументы и Факты", №9, 2005 год • 09.2005