Алиса Аркадьева • газета "Россiя", №39 (991), 19-25 октября 2006 года • 19.10.2006

Если парашют не раскрылся...

Главная / Пресса / Сезон 30 (2006/2007)

…Парашютист Лацис прыгает как-то раз с парашютом, а тот не раскрывается. И тут откуда ни возьмись Смерть. Летит рядом, крылышками машет и про последнее самое заветное желание выспрашивает. Перед самой землей Лацис, наконец, выкрикивает: “Парашют!” Деваться Смерти некуда, и она выполняет просьбу. Лацис остается жив.

Но костлявая с этой минуты не отпускает его ни на шаг. Сначала пытается подстроить ситуации, где он на земле может на тот свет отправиться, а потом неожиданно влюбляется в Лациса и начинает попросту преследовать парашютиста везде - и в городе, где он живет, и на курорте, куда Лацис ненадолго уезжает отдыхать, и, наконец, на международных соревнованиях по парашютному спорту. Только теперь к страсти заполучить в мир иной славного парашютиста примешивается страсть чисто женская - любой ценой заполучить любимого мужчину.

Вот такую историю представляет публике “А&Б”. Однажды актерам Олегу Анищенко и Михаилу Беляковичу пришла в голову мысль создать спектакль по рассказу Александра Селина “Парашютист”. Сначала ребята сделали версию для радио и отыграли ее. А потом решили, что можно и на сцену это вынести. Автор рассказа засомневался, запереживал, мол, ничего не получится. Ну да, как же! Взяли и сделали.

Большинство ребят, занятых в спектакле, – студенты театральных институтов или же недавно их окончили. Сами постановщики, Михаил Белякович и Олег Анищенко, учатся на режиссерском факультете. Спектакль задумали как самостоятельный, антрепризный, и он на сцене Театра на Юго-Западе не идет. Одна из целей – показать работу актеров театра на других площадках, чтобы ее могли видеть люди, живущие в разных концах Москвы. Но самое главное для ребят – конечно же попробовать себя в качестве режиссеров, сценаристов, постановщиков и сценографов “в одном флаконе”. Иными словами, сделать все самим от начала до конца, начиная от текста и костюмов и кончая оформлением площадки, озвучкой и освещением. Пока еще, разумеется, спектакль сыроват, но ведь ни одна постановка не рождается сразу набело. Лациса играет Андрей Санников, Смерть – Ольга Авилова. Кстати, для Ольги это первая серьезная главная роль.

Случайностей, как известно, не бывает. К тому моменту, когда ребята приступили к разработке сценария, Олегу Анищенко попалась книжка “Театр теней”. И игра с тенью стала связующей нитью всего спектакля. Площадка, на которой играется пьеса, очень-очень маленькая. Вся выгородка – ширмы и длинная столешница, прикрепленная к металлическому каркасу. Это позволяет делать декорации мобильными. Задник затянут белым полотном и периодически подсвечивается изнутри, а зрители видят странные тени людей, у которых своя собственная жизнь, но которая, тем не менее, вплетается в ткань сюжета. Три большие легкие ширмы постоянно перемещаются по площадке и изображают все, что угодно, – в последней сцене, например, одеяло, которым укрыты Лацис и Смерть. Ширмы, как и стол, сделаны на металлических каркасах и затянуты все той же белой тканью, что позволяет подсвечивать и их. В результате у зрителя, невольно втягивающегося в сюжет, возникает мысль, что он воочию наблюдает за некой гранью между жизнью и смертью. Все призрачно, нереально и явственно одновременно. Прием, естественно, не нов, но в данном конкретном случае он как нельзя кстати.

…Устав от домогательств Смерти, Лацис прыгает без парашюта. И тут Смерть заявляет, что в прошлый раз она выполнила его желание, а теперь ее желание обязан выполнить он. Лацису тоже некуда деваться, и он подчиняется воле Смерти. Последняя сцена – Лацис и Смерть мирно покуривают в общей постели. Умер парашютист или нет – каждый зритель решает для себя сам.

Алиса Аркадьева • газета "Россiя", №39 (991), 19-25 октября 2006 года • 19.10.2006