Анна Коваева • Национальный культурный портал «Гоголь.ру», октябрь 2010 года • 10.2010

Фотоаппараты. Улыбайтесь! Вас снимает скрытая камера…

Главная / Пресса / Сезон 34 (2010/2011)

Нынешняя премьера Театра на Юго-Западе получилась не менее сложной, чем овладеть искусством фотографии.

«Фотоаппараты» - так называется новый спектакль Валерия Беляковича – первая премьера 34-ого сезона. Постановка по пьесе Петра Гладилина длится около трёх часов. Как и всегда на сцене Театра на Юго-Западе минимум декораций, максимум эмоций и страстей, а пространство сцены завораживает ядовитым разноцветием, подчёркивающим узнаваемый фирменный стиль Беляковича-сценографа. Цвета эти, к сожалению, так трудноуловимы в объективе настоящей фотокамеры, что для каждого фотографа спектакль «Юго-Запада» - просто удивительная находка, которая не терпит неумелых рук. Но спектакль не о фотографах и их серых буднях, и уж точно не о технических новинках «Nikon’а» или «Canon’а»…

В темно-голубых, сиреневых бликах едва ли можно разглядеть очертания неких коконов, из которых затем появляются ноги, руки, они начинают двигаться. Постепенно хаотичное движение превращается в механический танец. И первое время, угадывается мини-модель мира, похожая на матрицу или ячейки, где каждый человек строит свою жизнь, копошится подобно насекомому, но чем всё закончится ему давно известно. Важно другое, как прожить эти дни: как Шокобабочка – Андрей Санников, жизненный период которой равен одному дню, ярко, весело или же серо, буднично, как большая половина человечества, но умереть в благородных сединах на висках. Человеку выбор не даётся, - говорит режиссёр. Во всяком случае, мы все знаем, что когда-нибудь умрём. В спектакле для главного героя Алексея Матошина – Топоркова уже всё решено. Он ничего не может поделать с желанием своей будущей матери – Любовь Ярлыкова избавиться от ребёнка. Самое время немного рассказать о фантастическом сюжете пьесы иначе станет всё совсем запутано.

Два зародыша Топорков и Говоркова – Алексей Матошин и Олег Леушин через восемь месяцев должны появиться на свет, но одна из девушек, Тоня, не спешит стать матерью, скорее наоборот, она решит избавиться от ребёнка, о чём потом сильно пожалеет. А пока за это время пятинедельные герои уже успели подружиться, обзавестись фотокамерами – их мечта запечатлеть каждый миг жизни, и даже поработать в престижной нью-йоркской газете «Sunday Times» фотокорреспондентами. Иными словами, вся возможная жизнь ещё не рождённых героев пролетает в эти несколько месяцев. Только дороги у них разные. Девочка родится, а вот мальчику, как он наивно фантазировал, так и не придётся попробовать вкус сигары и алкоголя. Топорков – настоящий художник, он мечтает сделать самую прекрасную фотографию, а всё остальное для него неважно. За ней в спектакле он и охотится. Да и интрига действия держится отчасти на таинственной фотографии. Что же на ней он увидит?

Известно, что когда человек умирает, то в последние секунды перед ним проплывают самые яркие картины его жизни. Видимо, режиссёр именно это хотел сказать, уводя героя к мистическому паромщику Аарону – Денис Нагретдинов, он то и переправит его по реке Стикс в тёмное царство Аида. Ожидание этого героя – жителя между двумя мирами, живым и мёртвым – жутковатое. Впрочем, когда он появляется, то напоминает героев из мистических триллеров «Сайлент Хилл» и «Обитель зла 4» - гигантских здоровяков, с орудием убийства подстать им (у Аарона большой мешок, который он тащит за массивный канат), лиц, как правило, не видно, с неимоверной силой крушащих всё живое на своём пути… Аллегория зла – хозяина тёмного мира. В общем, поклонникам ужастиков понравится. Сам же Топорков идёт туда в надежде сделать обещанный, загадочным здоровяком Майклом – Дмитрий Астапенко заветный снимок. В финале герой оживёт, но только лишь для того, чтобы произнести прощальный монолог, подытожив всё, что этим вечером увидели зрители. Последнее слово того, кого лишили самого ценного - жизни. Тем самым, передав привет спектаклю «Куклы», где в финале абсолютно неожиданно выходит настоящий Сеньор Пигмалион – Валерий Белякович, чтобы перед зрителем произнести исповедь. Прямые цитаты из разных спектаклей театра наводняют зрелище – и мистический Аарон, и Майкл – все они откуда-то перекочевали, такие знакомые и понятные. В последних работах Валерия Беляковича мистика занимает не последнее место. Но вместе с тем в каждом спектакле есть и такие сцены, которые находят отклик в простой душе зрителя. Персонажи, как бы отрешась и спускаясь на землю, забыв про таинственную мишуру, высокую мораль, страсть, патетику и прочую условную суету, начинают разговаривать на другом, более понятном, спокойном языке. Дело в том, что игра актёров выстроена в надбытовом стиле: герои разговаривают на возвышенных тонах, гиперболизируя образ, делая его намеренно выпуклым, хохочут, гогочут, пугают, лица актёров превращаются в маски, образы – в карикатуры. И только в финале будут произнесены слова без прикрас и пафоса, по-настоящему, человеком, даже не актёром. Точно также в конце первого акта неожиданно искренно прозвучат куплеты из песен Булата Окуджавы. Вот им-то как раз здесь не место, но это только на первый взгляд кажется. У каждого героя своя история, т. е. песнь жизни даже в самом простейшем организме «не задушишь, не убьёшь». Вспоминается сразу «Даёшь Шекспира!» с его подземной лирикой. Эти спектакли роднит один приём. В «Веронцах» («Даёшь Шекспира!» поставлен по пьесе «Два веронца») герои стремились избавиться от бытовых и жизненных тягот, играя шекспировских влюблённых. Бродяги, нищие, попрошайки, алкоголики, инвалиды перевоплощались в прекрасных жителей Вероны. Но основой спектакля по-прежнему оставался быт московской подземки, где и обитали герои. И среди всей этой черноты неожиданно расцветал шекспировский мир. Актёры не переодевались в другие костюмы, но лохмотьев зритель уже не замечал, а видел Протея, Джулию, Ланса, Лючетту… В «Фотоаппаратах» всё наоборот: в фантастический сюжет вплетены бытового характера сцены – куплеты Окуджавы - они-то и создаются необычный контраст.

Всего две женских роли в постановке, остальные исполняют мужчины. Валерий Белякович по-прежнему делает ставку на молодых артистов, выращивая новое поколение «юго-западников». Особого внимания заслуживает Денис Шалаев – исполнитель колоритной роли Мухи. Актёр ступил на сцену театра шесть лет назад заштампованным, зажатым и попросту беспомощным артистом. Оно и понятно, Денис закончил Нижегородское театральное училище по специальности «актёр театра кукол», после чего попал на курс к Валерию Романовичу. Единственным достижением был мальчик Томас из сказки «Маленькая колдунья», это потом появился Артур Холмвуд из «Дракулы» и Лаэрт из «Гамлета». За это время актёр профессионально вырос, и этому есть доказательство – его работа в «Фотоаппаратах». Он сумел создать яркий, комичный образ. А под конец его Муха вызывает даже сочувствие. В любой постановке Беляковича действие поддерживается комичным образом, а то и целым дуэтом. В «Фотоаппаратах» эту функцию выполняют философствующая Шокобабочка – Андрей Санников и Муха – Денис Шалаев, чьи рассуждения о дачниках и непростой жизни загородом не оставляют без улыбки.

Спектакль получился многосложным. Каждый зритель обязательно увидит что-то своё - кому-то будут близки искания художника, кто-то задумается одновременно о скоротечности и бессмысленности жизни, совсем другое дело, как её прожить, а для кого-то встанет вечный вопрос: кто даёт нам право на жизнь и кто его лишает. Ведь если бы герой Алексея Матошина появился на свет, возможно, он стал бы иконой в искусстве фотографии? Каким стал Леонардо да Винчи в живописи. И это ещё не всё, можно развить идею о таинственном снимке и т. д. В таком калейдоскопе замыслов сложно ориентироваться, а значит легко потеряться. Но важно одно, главный герой, пережив все моменты своего существования и уже успевший полюбить будущую жизнь – сколько всего ему предстояло бы передумать, перечувствовать - так и не родится. А значит, это нелишний повод ещё раз задуматься: что же я делаю на этом свете… Если не знаете ответа на этот непростой вопрос, тогда просто улыбайтесь и получайте удовольствие от жизни. При входе в магазин зачастую вас приветствует знакомая фраза «улыбайтесь, вас снимает скрытая камера».

Статью также можно прочитать на сайте  Национального культурного портала "Гоголь.ру": 

Анна Коваева • Национальный культурный портал «Гоголь.ру», октябрь 2010 года • 10.2010