Марина Полякова • газета "Москва центр", № 43 (202), 27 ноября 2006 года • 27.11.2006

Гольдони наизнанку

Главная / Пресса / Сезон 30 (2006/2007)

Премьеру спектакля "Карнавальная шутка" по мотивам пьесы Карло Гольдони "Трактирщица" режиссер Театра на Юго-Западе Валерий Белякович предварил напоминанием о круглых датах. В 2007 году отмечается триста лет со дня рождения Карло Гольдони. А для театра начавшийся сезон - тридцатый, что тоже немало. Валерий Романович не упомянул, кстати, что первый перевод на русский язык этой пьесы был сделан князем Александром Шаховским в 1827 году - еще один юбилей, однако.


Конечно, преимущество выбора пьесы Карло Гольдони для игры в даты неочевидно. В будущем году, например, - 385 лет со дня игры рождения Мольера, 445 лет Лопе де Вега, а у Гоголя - 155 лет со смерти. И любого из великих можно было почтить постановкой его пьесы. Но вот играют Гольдони - и получился эксперимент над собой и зрителями.

Над собой потому, что впервые эта пьеса была поставлена здесь еще в 1985 году и ее реинкарнация дает возможность нового прочтения. Эксперимент над зрителями потому, что оные устроили бурное обсуждение - а так ли нужно играть комедию положений? Актуальна ли сегодня она - плоть от плоти площадного театра? Карло Гольдони - дитя давно прошедшего XVIII века, хоть и является реформатором итальянской комедии. Современный зритель воспринимает его специфический стиль лишь при наличии филигранной работы актеров и режиссера по "оживлению" масок.

И вот, пожалуй, главной интригой нынешней постановки является конфликт между формой и содержанием. Между высокой степенью условности образов хозяйки трактира, влюбленного кавалера, нищих актрис, обедневших дворян - и их живой человеческой середкой. Конфликт, нужно сказать, плодотворный. Дело в том, что большинство актеров, занятых в пьесе, как раз и славятся умением сочетать брутальный гротеск и обнаженную лиричность. А то, что именно этот сплав является фирменным стилем Театра на Юго-Западе, знают все, кто хоть раз там побывал.

Самое ценное в "Карнавальной шутке" - возможность большим актерским трудом и талантом распотрошить красивых куколок и извлечь их боль, одиночество, их любовь.

Потому что пьеса-то о любви. К дерзкой, несдержанной на язык, задорной сеньорите, вокруг которой с дарами и комплиментами вьются нелюбимые ухажеры. А хозяйка гостиницы Мирандолина (Карина Дымонт), круглый день устраивающая из постылого существования карнавал с чистыми тарелками, запеченными кабанчиками, взбитыми перинами и счетами для постояльцев, ждет любви. Несмотря на ожесточенную прозой жизни и многотрудной должностью душу. И кавалер Рипафратта (Олег Леушин) - холодный зануда, упоительно комичный в своем женоненавистничестве, ждет любви - и бросается в нее, удивляясь самому себе.

Но когда любовь оказывается лишь игрой, интрижкой, карнавальным пиршеством масок, живые души вновь прячутся за десять замков. А маски хохочут и поздравляют друг друга с тем, что шутка удачно разрешилась. Но вот только смех их нерадостен.

Марина Полякова • газета "Москва центр", № 43 (202), 27 ноября 2006 года • 27.11.2006