Александра Солдатова • интернет-версии журналов "AFISHA" и "TIMEOUT", сентябрь.2011 • 09.2011

Из песни слов не выкинешь?

Главная / Пресса / Сезон 35 (2011/2012)

Жанр трагифарса так же несовместим с настоящим искусством, как слово «баба» несовместимо с образом Шанель. Это я к тому, что в «Театре на Юго-Западе» открылся юбилейный 35 сезон. Открылся премьерным трагифарсом в 1 действии «Баба Шанель», по пьесе Николая Коляды, в постановке Валерия Беляковича, несмотря на переход последнего в «Театр Станиславского».

Странно, что до сих пор в «Театре на Юго-Западе» не обращали внимания на Николая Коляду. Манера игры московской труппы идеально сочетается с екатеринбургской драматургией. Энергетика у режиссёров очень схожая – архаичная, всё сметающая на своём пути. Белякович достаточно свободно обошёлся с текстом пьесы, многое убрал, многое добавил, но это как раз тот случай, когда из песни слова можно выкинуть, можно и дописать чуть-чуть – получилось только более гротескно. Юмор у Николая Коляды специфический, на большие интеллектуальные данные зрителя не рассчитанный. Белякович добавил много своих шуток, щедро разбавил действие песнями-плясками и акробатикой, роли бабушек заставил исполнять мужскую часть труппы. Получился эдакий народный угар, спектакль под водочку с огурчиками. Сценография соответствующая: треугольная сцена в зеркалах, посредине – гвоздик, который держит огромный, крутящийся вокруг своей оси стол. За столом едят, на столе лежат, по нему ходят, как по подиуму, с него уходят в лучшие миры – вещь многофункциональная. Свет в «Бабе Шанель» такой же дикий, как в «Фотоаппаратах» и «Аккордеонах», оформляет всё тот же Вячеслав Климов. Музыка самая разнообразная: от основной темы – «Ручей» Надежды Кадышевой до «Let it be» The Beatles. Но Кадышевой и ей подобного все же больше – никуда не денешься, в пьесе речь о вокальном ансамбле пенсионерок-инвалидов «Наитие».

Трагическая, вторая половина спектакля – уже целиком авторское прочтение пьесы. У Коляды никто не умирал, даже 90-летняя Капитолина вернулась с того света во втором действии. У Беляковича умирают все бабушки по очереди, прочитав каждая свой «пронзительный» монолог. Но так как текст оригинальной «Бабы Шанель» не рассчитан ни на какие трагедии, серьёзная часть спектакля проигрывает по силе сумасшедшее-фарсовой. Хотя публика на открытии сезона была какая-то фантастически чувствительная: первый час жутко мешала смотреть ежесекундным смехом и аплодисментами, второй час тихо всхлипывала, незаметно утирая слёзы.

Перед началом спектакля на сцену вышел Валерий Белякович. Он поздравил зрителей с началом нового, юбилейного сезона, а в конце своей речи сказал примерно следующее: «А теперь посмотрим нашу скромную премьеру, которая, однако, будет иметь всемирный резонанс». Конечно, это было сказано с иронией, хоть и не без надежды на любовь публики. «Баба Шанель» не из тех спектаклей, что могут иметь хоть какой-то резонанс, но в любви широкой публики у неё, определённо, недостатка не будет никогда.

http://assol-alexsolda.livejournal.com/15324.html

Александра Солдатова • интернет-версии журналов "AFISHA" и "TIMEOUT", сентябрь.2011 • 09.2011