журнал "Красивые люди", март 2008 года • 03.2008

КОМЕДIЯ. Театр Удивления

Главная / Пресса / Сезон 31 (2007/2008)

Чечетка под грохот канонады

Говорят, когда грохочут пушки, - музы молчат. Отнюдь! Муза нижегородского театра "Комедiя" впервые зазвучала в 1942 году, именно под грохот артиллерийских обстрелов и бомбежек. 23 апреля в Горьком появился театр миниатюр и эстрады с говорящим названием "Снайпер", учрежденный при филармонии. Смех как оружие против врага, смех как опора народной стойкости стал главной репертуарной, постановочной и исполнительской идеей.

Театр принимал зрителей в старых филармонических стенах, на улице Свердлова. Организацией занялись опытные администраторы, в первую очередь директор филармонии К.Н.Нуждин. Репертуарную часть обеспечивали Владимир Маас и Михаил Полонский. Именно они, а также музыкальный руководитель В.А.Махлин сочиняли эстрадные миниатюры и сатирические куплеты. За музыку отвечал уже знаменитый Борис Мокроусов. Иногда частушки придумывали экспромтом, на ходу, и энергетика исполнителей с лихвой компенсировала импровизационные шероховатости. Куплеты сменялись лирикой, гротескные и эксцентричные танцы - импровизациями на балалайке и гавайской гитаре. Любимцем публики был куплетист-чечеточник Михаил Зорин, артист универсального дарования.

Сплав сатиры и мюзик-холла

После войны судьба театра изменилась. Произошел переход "Снайпера" к более крупным формам - с этой задачей в 1947 году вышел приказ, согласно которому "Снайпер" был переименован в Горьковский театр комедии. Анатолий Любанский, глава яркой театральной семьи (его жена Юлия Даминская и падчерица Александра Добкевич были замечательными комедийными актрисами), возглавил и новую труппу. Премьерой, открывшей новый театр, стал спектакль "Приезжайте в Звонковое" по пьесе А.Корнейчука.

Именно Любанский, высокоодаренный артист с довоенным эстрадным опытом, мастер розыгрышей, сочинитель скетчей и пародий, и выстроил эстетику театра. В ней сплавились интелектуальность и пародийность, заостренность сатиры и яркость мюзик-холла. В памяти зрителей надолго остались лучшие роли мастера: бесстрастный профессор Хиггинс ("Пигмалион") и добродушный Шельменко ("Шельменко-денщик"). Звездой же труппы и самым популярным в городе артистом, задающим высоту творческой актерской планки, называют Михаила Зорина. Он переиграл множество разнохарактерных ролей, вплоть до мадемуазель Ку-Ку в "Безымянной звезде". Когда он давал сольные концерты, поклонники выносили его на сцену на руках.

Пожары, наводнения и вдохновения

На десятилетие театр получил "новую квартиру". Улица Маяковского, реконструированное здание Крестьянского банка. Здесь тесно, зал неудобной конфигурации (узкий), сцена маловата, но... На этой сцене получил боевое театральное крещение молодой Владимир Вихров. На этой сцене Вадим Шилов выпестовал характер своего жизнелюбивого, сметливого, озорного Василия Теркина. Спектакль этот был чрезвычайно популярен в 60-е годы. На этой сцене блистали звезды антрепризы - Екатерина Райкина, Элина Быстрицкая, Людмила Целиковская. Какие имена!

А в 1983 году  началась новая эпоха - "эпоха одного имена". Это имя Лерман. Главный режиссер. Семена Эммануиловича переманили из театра драмы, под проект нового театра (правда, проект состоялся через двадцать лет). Пришел он не один - труппу пополнили ученики - Андрей Ярлыков, Елена Дертева, Владимир Демидов, Ольга Бубнова. Спектакли Лермана прозвучали праздничными аккордами, манящими своей новизной; не случайно соратники называют его "борцом со штампами". В "Амурных похождениях Бальзаминова" он вывел на сцену сразу трех главных героев. Задолго до экранизации поставил "Собачье сердце" с потрясающей актерской удачей Андрея Ярлыкова в роли Шарикова. Ставшие хитами "Девки" и "Любовь и голуби". Попавший точно в нерв времени "Черный человек, или Я, бедный Сосо Джугашвили". На эти спектакли ходили по нескольку раз, их советовали знакомым, ими хвалились перед столичными приезжими.

Но старое здание задало хлопот труппе, продуцирующей веселье. На премьере спектакля "Раскинулось море широко" с потолка хлынула вода, практически подыгрывая теме сценического действия. Как бы иллюстрируя страсти "Ревности по-испански", во время действия заполыхал пожар. Огонь тушили, не останавливая игры, - зрители ничего не заметили, но пожарные взяли театр на заметку, постоянно его закрывая. В 90-е годы труппа была вынуждена перейти на выездные спектакли, забыв о полноценных репетициях, а в 1997-м году здание, не подлежащее ремонту, было опечатано.

Размороженный долгострой

Двадцатилетнего возраста долгострой, числившийся на базе театра комедии, мирно разрушался, не ведая, что близок час его реинкарнации. Звезды сошлись. К руинированному зданию на улице Грузинской обратили свои интересы человек-эпоха Семен Лерман, отвечавший за судьбу театра, мэр Юрий Лебедев, отбивший здание и театр у местных властей, и оперативно поставленный "на хозяйство"  Дмитрий Коновалов, единственный в городе директор театра с профильным дипломом. Новый директор только-что и очень кстати закончил бизнес-курсы по антикризисному управлению: "Приехал я на эту стройку: на крыше растут березки, кризис есть, я на месте".

Здание, реконструированное по проекту лучших архитекторов города, поднялось за семь месяцев. Город ахнул: роскошные интерьеры, французские зрительские кресла, мрамор, на постаменте перед входом танцует муза Талия. Да, это был храм искусства. Какая дорога ведет к этому храму, знали все: первые полгода в театр только и ходили "на новое здание", посмотреть интерьеры и люстру. Но в жизни "Комедiи" - такое название закрепилось за обновленным театром - начинался новый судьбоносный этап. Продуманная заранее концепция нового городского культурного центра включала организацию фестивалей, гастроли лучших столичных театров и режиссерские новации, прививку новой эстетики.

Белякович

Отец-основатель московского "Театра на Юго-Западе" Валерий Белякович с его взрывоопасным темпераментом, жесткими постановочными правилами и шумным заморским успехом воистину ворвался в жизнь театра. "Я - ремесленник, но крутой, которого по ремеслу никто не может обогнать", - сообщил он журналистам, и все затаили дыхание. Репетировал в закрытом зале, с классикой не церемонился, драматургию переписывал, приоритеты обозначал афористично и четко: "Для меня жанр - вещь раздвижная. Мне не нужна сложная архитектура. У нас набухают до хрена кресел, чтоб были "бабки" - а сцена пятиметровая. Но в театре главное - артист". Зрители после премьеры изумлялись: "Мы думали, в театре и артистов-то нет. А они есть и и какие! И поют, и танцуют, и просто великолепны!" Белякович приехал 23 июля 2000 года, включил форсаж, и 15 августа уже состоялся тест-прогон спектакля, запрограммированного на успех, Валерий Романович вернулся к себе на Юго-Запад, а "Сон в летнюю ночь", один из самых любимых и посещаемых спектаклей театра, так и остается в репертуаре. Зрители голосуют ногами до сих пор: аудитория "Сна" пополняется, обновляется, и, как и прежде, один раз увидев, люди возвращаются к этому фееричному зрелищу.

В 2002 году столичный режиссер заступил на пост художественного руководителя театра "Комедiя". Постановки "юго-западного" мастера разделили репертуар на две части: до Беляковича и с ним. Своего московского детища он не оставлял: приезжал, в сжатом темпе делал спектакль, праздновал премьеру и отправлялся домой. Пресса ликовала и не скупилась на комплименты, зритель отвечал аншлагами, "Комедiя" стремительно выдвинулась в театральные лидеры. В общей сложности за шесть лет Валерий Белякович поставил восемь спектаклей, в том числе "На дне", "Tabernaria", "Самоубийца", "Дураки", "Даешь Шекспира!", "Ревизор", "Ромео и Джульетта".

Туда и обратно

Успешно пройдя этапы освоения здания и позиционирования в городе, театр вплотную подошел к ре гастролей. Первой была поездка в Севастополь в 2002 году. Театр не ждал милостей от природы: оптимизировав расходы в течении года, "Комедiя" получила средства для проведения этих гастролей.

Гастрольные накладки, неизбежные после одиннадцатилетнего перерыва в выездах, не повлияли на общее послевкусие успеха. "Комедианты" показали пять спектаклей, среди которых, конечно, триумфальный "Сон в летнюю ночь". Публика неистовствовала: "Замечательно! Актерское мастерство, высокопрофессиональное художественное оформление спектакля, костюмы - просто буйство красок, буйство мелодий, всего!"

Театральная Москва в 2003 году  откликнулась на спектакли, показанные на малой сцене МХАТа - это "Веронские любовники", "Губы Мика Джаггера" и "Tabernaria". Спектакли "комедиантов" ездили в Иркутск, на фестиваль современной поствампиловской драматургии; номинировались в "новой драме"... Осенью 2007 года с большим успехом прошли гастроли театра в Кирове, Сарове и на сцене московского театра "Модерн".

У себя дома "Комедiя" не забывает и людей посмотреть, и себя показать. Здание обжито, это одно из самых престижных мест для проведения праздничных городских мероприятий.Нижегородцы увидели спектакли  столичных театров "Сатирикон", "Табакерка", мастерская Петра Фоменко, театр на Юго-Западе. Сюда приезжали театры из Севастополя и Саратова, показали свои спектакли швейцарский театр Види Лозанн Э.Т.Е. и английский театр AandBC. "Комедiя" - участник масштабных театральных проектов, связывающих столицу и провинцию: "Спектакли по произведениям М.Горького на родине писателя", "Золотая маска", "Нижегородская осень Олега Табакова", "Новая драма".

Дмитрий Коновалов: У нас в театре несколько брендов. Это Семен Лерман, Валерий Белякович, Андрей Ярлыков: нам удалось воспитать в своем коллективе режиссера, и от спектакля к спектаклю его режиссура все лучше и лучше, разнообразнее и масштабнее. Особо нужно отметить Сергея Бородинова, актера столичного уровня, которого любят зрители.
Жизнь театр идет своим чередом. Но из года в год "Комедiя" собирает все более многочисленную публику, и спектакли, на которых люди аплодируют стоя и срывают голоса криками "браво", - это убедительный признак роста. Поэтому "Комедiя" смотрит в будущее с оптимизмом.

журнал "Красивые люди", март 2008 года • 03.2008