Олег Леушин: Театр - это прыжок в неизвестность | Театр на Юго-Западе

Наталья Савватеева • газета МОСКОВСКАЯ ПРАВДА, от 16 июня 2014 года • 16.06.2014

Олег Леушин: Театр - это прыжок в неизвестность

Главная / Пресса / Сезон 37

Заслуженного артиста РФ Олега Леушина зрители знают не только по спектаклям московского театра "На Юго-Западе", но и по кинофильмам, в которых он чаще всего выступает в довольно неординарных ролях. И все же образы классического мирового репертуара и те, что придумал в своих пьесах и спектаклях народный артист РФ Валерий Белякович, создатель едва ли не самого уникального театрального коллектива столицы, сыграны Леушиным именно на этой сцене. Хлестаков и Городничий в "Ревизоре", Коровьев и Воланд в "Мастере и Маргарите", Подколесин и Кочкарев в "Женитьбе". А еще Херувим и Альдукар в "Куклах", Горацио, Гамлет, князь Мышкин... Поражает амплитуда его актерских возможностей и то чувственное начало, которое превращает сыгранные им роли в воистину живых людей - со своими страстями и желаниями. Три года назад Валерий Белякович передал ему художественное руководство театром "На Юго-Западе", в котором Леушин служит верой и правдой вот уже больше 20 лет.

- Олег! Признайтесь, кто предрек вам актерскую судьбу?
- Я сам себе сказал в 12 лет: "Буду артистом!" И родителям сказал. Мама сразу: "Ой, зачем?" А я Овен по знаку зодиака, меня трудно переубедить. Решил - и все. Направил свои устремления на свершение мечты: танцевал, играл в кукольном кружке, руководил школьной самодеятельностью, ставил спектакли, организовывал вечера, писал сценарии...

- А кто у вас родители?
- Простые люди. Мама всю жизнь работала машинисткой. Папа - фрезеровщик высшего разряда и много мытарился в свое время: грузчиком работал, лесником в заповеднике. А родился я в Свердловске. Теперь Екатеринбург. Волей судеб мы переехали сначала в Верхний Тагил, потом в Верх-Нейвинск, где родители живут до сих пор. Есть еще потрясающая тетя, которая все время меня поддерживала, морально и финансово, пока я учился в Театральном институте Екатеринбурга. Не дала помереть с голоду по подворотням. Я и жил у нее.

- Что, могли по подворотням пойти?
- А как же? Все начинается постепенно. В общежитии выпили, закусили, пошли за добавкой. Молодые годы бесшабашные! К тому же это конец 80-х, начало 90-х. Екатеринбург тогда был самым криминальным городом России. Круче Нижнего Новгорода и Питера, вместе взятых. Но Бог миловал, а в лице ангела-хранителя выступила тетя Ирина Модестовна. Мои театральные педагоги, Наталья Мильченко и Нина Русакова, незаурядные личности. Они научили нас маниакально любить профессию и буквально жить на сцене.

- Почему в Москве вы пришли именно в театр "На Юго-Западе"?
- Благодаря случаю, который свел меня в Екатеринбурге с актерами этого театра Виктором Авиловым и Алексеем Ваниным. Я с ними познакомился на Свердловской киностудии на съемках фильма "Сафари №6". Приехал в Москву, позвонил Леше Ванину, он устроил показ у Валерия Романовича Беляковича, и меня взяли.

- Доверие между актером и режиссером обязательно в театре?
- Если не доверяешь режиссеру, нечего тебе рядом с ним делать. Вы должны мыслить и чувствовать на одной волне, иначе ничего не получится: будет мучение, а не творчество.

- Тот, кто не принимает атмосферу, стиль и порядок театра "На Юго-Западе", уходит сам или его "уходят"?
- По-разному. Это как колода карт, где вдруг попадаются лишние, которые отсеиваются сами собой. Может, не сразу - через год-два. Человек дергается, дергается и уходит. А иногда нужно волевое решение, чтобы сказать: "Извини, дорогой, ты в эту историю не вписываешься. Ищи себе другой театр".

- Вы человек ранимый?
- Да. Я впускаю в себя обиды, а потом долго переживаю: "Ну, за что? За что эта тетка меня вчера оскорбила в магазине?"

- И как вы, такой ранимый, управляете театром?
- Иногда пользуются моей добротой. Но, спасибо Валерию Романовичу, в театре создана мощная команда, которая помогает держать коллектив в рабочем состоянии. Хотя иногда приходится быть жестким. Я и наказывать уже почти научился.

- Вам часто по роли нужно влюбляться?
- Да. У нас исторически сложилось, что мы с Кариной Дымонт находимся в состоянии влюбленности друг в дружку на сцене уже практически 20 лет. Нам безумно легко на сцене, а зрителям, я думаю, не скучно на нас смотреть.

- Когда в вас проснулся режиссер?
- Он сидел и, надеюсь, будет сидеть во мне всегда. Ведь свою-то роль ты выстраиваешь сам. Режиссер нашел музыку, свет, надел костюмы, поставил декорации и должен раствориться в актере, дав ему направляющие. А уже к этим колышкам артист идет сам внутри роли, чтобы сделать персонаж живым.

- Почему для своего первого режиссерского спектакля вы выбрали пьесу Эдуардо Де Филиппо "Люди и джентльмены"?
- Это чистая комедия, в финале которой у меня родился монолог, посвященный тем, кто беззаветно служит театру, и в память об ушедших от нас артистах - Викторе Авилове, Володе Капалове, Сергее Беляковиче... Такой вот гимн театру и актерам. Его в пьесе нет. Но я хотел, чтоб люди не только смеялись, но и немного задумались.

- Вы готовы сказать, как философ: "Я знаю, что ничего не знаю"?
- Да, когда начинается репетиция нового спектакля. Ведь каждый раз это прыжок в неизвестность.

- Успех может погубить?
- Примеров тьма, особенно в нашей профессии. "Ах, я - звезда, я - король!" - кричит новоиспеченное медийное лицо и начинает почивать на лаврах. А потом: "О! Помнишь, какой он был, а сейчас вон под забором пьет". Чаще всего в эту ситуацию попадают сериальщики, актеры-однодневки, особенно молодые. А гонору сколько!

- Ну, а потерять успех можно?
- Да, если ничего не делать. Успех - это волна, которая бывает длинной-длинной, пока ты плывешь. А как стал сушить весла и бросать якорь, недолго и утонуть. Ведь следом идет другая волна. Того, кто плывет за тобой. И она захлестнет! Так что всегда надо быть на гребне волны и плыть вперед, пока есть силы!

Оригинал интервью тут

Наталья Савватеева • газета МОСКОВСКАЯ ПРАВДА, от 16 июня 2014 года • 16.06.2014