Анна Коваева • журнал «Театральная жизнь, №4 от 2008 года, июль-август 2008 • 08.2008

Откровения. Сегодня художнику состояться легче

Главная / Пресса / Сезон 32 (2008/2009)

В этом году Театр на Юго-Западе открывает свой 32-й сезон. Старенький подвальчик, превращенный Валерием Беляковичем в театр на Юго-Западе столице, открывает двери в крохотный зрительный зал в сто с небольшим мест каждый вечер. А сам режиссер мечтает о больших театральных просторах, которые уже освоены им в Японии, США, городах России, но строительство нового театра – процесс, затянувшийся на многие лета. На первый взгляд кажется, что получение нового дома для театра не представляет трудности, каждый год появляются новые здания, уже получили помещения такие театры, как «Мастерская П. Фоменко», «Студия театрального искусства Сергея Женовача», «Et cetera», «Театр «Луны»…

Театры «на обочине», каким называем Валерий Белякович свое детище, ждут очереди в других условиях, менее выгодных согласно закону театральной иерархии. Что изменится в облике театра, какие спектакли ждут зрителя в «Театра на Юго-Западе» и что станет со старым зданием – об этом и не только я попыталась узнать у самого режиссера. - Валерий Романович, я недавно узнала, что вас наградили Орденом Дружбы. Это дает какие-то привилегии вам, театру?! - Да нет привилегий вроде бы никаких, чисто моральное удовлетворение – тебя, твою работу, тобою созданный театр признают на государственном уровне… Это дает новые силы, импульс к дальнейшему творчеству…
Все-таки, что ни говори, а признание художника необходима. Конечно, система званий и наград, наработанная в советское время идеологична в своей основе, но… я гордился и горжусь тем, что в моем театре есть и народные артисты, и заслуженные, и я знаю, что звания эти даны не просто так, а за тяжкий ежедневный труд на подмостках Юго-Запада. А Орден Дружбы… Я считаю, что получил его вполне по заслугам – ведь мы только тем и занимались, что крепили дружбу народов на многочисленных международных фестивалях и гастролях.

- Но это поможет вам в решении проблем театра? Получить новое здание, например?
- Отчасти поможет. Я думаю, народному артисту и орденоносцу будет труднее отказывать. Шутка. А насчет нового здания – это уже другой вопрос, это – к Юрию Михайловичу Лужкову, это в его компетенции. Он контролирует данный вопрос. Все, конечно, непросто, но дело идет… Вообще, Лужков, конечно же, бесценный человек для театральной культуры Москвы – у нас ведь в городе каждый год в течение многих лет открываются новые театральные здания. В этом году, например, шикарный театр «Фоменок», «Et cetera», очередь за Юго-Западом… Проект готов.

- Это будет какое-то особенное театральное здание новый Юго-Запад? Чем он будет отличаться от других театров? 
- Прежде всего, соотношением размеров зрительного зала к сцене – один к двум. Актерам нужен простор, а зрителям – максимум удобств. Ну и количеством мест – театр искусство контактное, максимум – четыреста мест с тщательно рассчитанным подъемом. Тряпок на сцене не будет – я не люблю все эти пыльные кулисы, арлекины, задники… Ну а все остальное, как в обычном театре.

- А репертуар? Все6 начинаете с нуля?
- Отчего же? На сегодняшний день Юго-Запад – самый репертуарный театр в мире. У нас в афише 35 наименований! Есть из чего выбирать и что переносить на большую сцену. В первую очередь – «Мастер и Маргарита», «Сон в летнюю ночь», «Царь Эдип», «На дне», «Гамлет», «Ромео и Джульетта», «Дракон»… Многие наши спектакли обкатаны на больших сценах, на гастролях, за них не страшно. Но, разумеется, необходимы премьеры. Они дают прилив новой крови, возбуждают зрительский интерес… И какие же планируются премьеры в новом зале? - Рано об этом говорить, хотя, конечно, задумки уже вызревают. Скажу одно: это буду спектакли так называемого, эпохального размаха. Камерность и ограниченность нынешними нашими условиями меня, как художника, уже убивают. Да, и кроме основного зала у нас еще будет малый зал театра-кабаре. Это уже другое жанровое направление.

- Что же будет с вашим старым зданием?
- Оно останется нашим филиалом, где планируется организовать детскую театральную школу, как у Мильтиниса в Паневежесе в свое время. Дети начнут обучаться актерскому мастерству с первого класса, будем их вести до профессиональной сцены. А, кроме того, на старой сцене могут экспериментировать студенты РАТИ (ГИТИСа), мои ученики. Я ведь еще и преподаю на режиссерском факультете. Ну и, самой собой разумеется, там будут идти наши спектакли. Вместе с новым зданием это будет некий своеобразный театрально-учебный комплекс на Юго-Западе. Моя мечта, чтобы Юго-гоЗапад постепенно превратился в один из театральных центров Москвы. В принципе, все к тому и идет. У нас уже есть театр Фоменко, театр Натальи САЦ, театр Армена Джигарханяна, театр Владимира Назарова, театр Елены Громовой…

- Вы несколько лет являлись художественным руководителем Нижегородского театра «Комедiя»? Это что, параллельно с работой на Юго-Западе?
- Да, так уж получилось. После того, как я поставил там свой первый спектакль, администрация театра предложила художественное руководство. Я согласился, надо же было как-то отрабатывать звание народного артиста России. Я руководил наездами и осуществлял постановки нескольких спектаклей, приглашал режиссеров из Москвы. А сейчас уже мой студент-дипломник Андрей Ярлыков вполне может возглавить этот театр, - очень одаренный человек.

- А что с остальными студентами вашего курса в РАТИ (ГИТИС)?
- Всю актерскую группу – они уже все получили дипломы – я оставил в своем театре. А у режиссеров сейчас продолжается преддипломная практика. - Станете набирать новый курс? - Планирую в следующем году. Весь сезон буду проводить отборочные консультации. Театральная педагогика – дело серьезное, намного серьезнее, чем я предполагал…

- Ваше педагогическое образование, я надеюсь, помогает вам. Ведь вы, если я не ошибаюсь, закончили еще и филологический факультет педагогического института?
- Разумеется, помогает. Все помогает, весь жизненный опыт. И преподавание в университете Чикаго, и мастер-классы в Японии, и учеба в ПТУ, и служба в армии помогает… И мой сын помогает. Он, Роман Белякович, кстати, режиссер телевидения. И все 35 сезонов нашего театра помогают. Начинал-то Юго-Запад жить и творить аж в 1974 году, в Востряково, в самые что ни на есть застойные советские времена.

- И когда же вам было легче «жить и творить» - при советской власти или в сегодняшней действительности?
- Разумеется, в нашей сегодняшней жизни художнику состояться несравненно легче, созидать в условиях свободы – счастье, но какой же нужен отбор информации, отказ от соблазнов, концентрация на цели…

- У вас, действительно, накоплен солидный преподавательский опыт.. Скажите, а чем, собственно, отличается Театр на Юго-Западе от других театров?
- Да по большому счету, ничем. Мы стараемся работать по школе русского психологического театра. В этом смысле для меня неоценим опыт преподавания в РАТИ и работа на кафедре режиссуры с такими мастерами, как Л.Е. Хейфиц, О.Л. Кудряшов, Н.А. Зверева, С.В. Женовач и многими другими. Другое дело, все-таки каждый работающий театр индивидуален. И в каждом, будь то «Сатирикон», «Ленком», «У Никитских ворот», в каждом, в том числе и на Юго-Западе, существует своя актерская школа, свой неповторимый опыт. Это естественно, если труппа сплочена, работает в едином устремлении и имеется лидер. А уж определить различия – это дело театроведов и критиков.

- Кстати, о критиках. Жалуют они Юго-Запад?
- Вполне. Разумеется, у нас есть свои любимые критики, близкие нам по духу.., кто-то ходит реже, кого-то эстетика Юго-Запада, мягко говоря, не устраивает. Это тоже естественно. Я бесконечно благодарен Наташе Старосельской, Юрию Фридштейну, Ольге Игнатюк, Саше Смольякову, Татьяне Фоминой. Их разборы спектаклей доброжелательны, оценки точны, хотя бывают и нелицеприятны.

- Но при всем обилии Юго-Западных премьер, при том, что билеты на ваши спектакли раскупаются за месяц, вас очень любят зрители, но, тем не менее, ни в каких номинациях, ни в «Золотой маске», ни в «Гвозде сезона» вы не замечены…
- Тут уж я пас. Я не знаю, кто кого туда выбирает на эти номинации. Может быть, мы не доросли еще… Там ведь тоже, наверное, определенная лотерея, театральное политиканство, вкусовщина, приятельство – я так предполагаю. Конечно, я бы с удовольствием дал каждому своему актеру по Золотой Маске, а себе вбил бы куда-нибудь Гвоздь сезона, но я уверен – эти награды нас ждут. Куда они денутся? Все будет в свое время. Да в этом ли дело? Вот Гоголю скоро 200 лет стукнет – вот это событие!

- И как ваш театр встретит его?
- Мы планируем фестиваль всей гоголевской драматургии.

- А над чем сейчас работаете?
- Открываем для мирового сообщества нового драматурга – всемирно известного художника Максима Кантора. В тридцать втором сезоне состоится премьера его комедии «Вечер с бабуином».

- А кто еще из современных драматургов вам близок?
- О, их много – Ливанов, Курочкин, Драгунская. Времени не хватает, я бы их всех переставил. Катастрофически не хватает времени. Я уже отчаялся рисовать – это мое увлечение с детства, бросил фотографию, аккордеон, не могу выучить компьютер – театр забирает все время. Держать наш громадный репертуар непросто, еще сложнее – труппу, а студенты…

- А почему вы не приглашаете на свои постановки звезд?
- А зачем? Все мои звезды дома. Кто сказал, что Карина Дымонт и Олег Леушин не звезды со всеми своими ролями? А Алексей Матошин? А уникальный Валерий Афанасьев? А Александр Наумов, Алексей Ванин, Галина Галкина, Сергей Белякович?.. Увы, нет с нами Виктора Авилова… Но его дело продолжает дочь, Ольга. В этом году она получила диплом и рвется в бой. У нас тут, на Юго-Западе, свое звездное небо… Кому-то, конечно, бывает и тесно в границах Юго-Запада. Слава Гришечкин и Анатолий Иванов, к примеру, решили создать свой театр в городе Волжский. Уже идут спектакли. Это тоже наша гордость. А они разве не звезды?

- Кто из современных режиссеров вам интересен?
- Да все, что работают. Молодцы, ребята! Наша профессия – волки-одиночки. Мы все одной крови, но особой близости здесь ждать нечего. Каждый прокладывает свой путь в одиночку. И это нормально. Бутусов – вот кто последний меня удивил «Ричардом III» и «Макбеттом» в «Сатириконе».

- А кто из актеров вам по душе?
- Да много их в России, хороших актеров. Михаил Каплан в Пензе, Василий Попенков в Нижнем Новгороде, Валентин Клементьев во МХАТе им. Горького. С кем работаю – тех и люблю.

- А публика, она ведь у вас, на Юго-Западе, особенная?
- Она везде особенная, в каждом хорошем театре – своя. Мало того, своя у каждого отдельного спектакля, своя – у каждого актера. Я боготворю публику Юго-Запада!

- Вам приходится подстраиваться по вкусы этой публики?
- Я только этим и занимаюсь. Счастье состоит в том, что наши вкусы совпадают.

- Вы, как правило, являетесь и сценографом своих спектаклей. Почему? Нет достойного художника?
- Так уж исторически сложилось. Читая пьесу, я сразу вижу ее в декорациях, и тут уже ничего не поделаешь, - такая вот у меня особенность.

- Какие еще особенности есть у режиссера Беляковича?
- Бесконечная влюбленность в театр, желание служить ему как можно дольше и дикая неудовлетворенность своими спектаклями.

- Зачем зритель приходит в ваш театр?
- Зачем он вообще ходит в театр? За человеческим общением. Как говорит мой герой из спектакля «Куклы»: «Люди приходят в театр как в храм, чтобы испытать невиданные страсти, давно забытые, быть может, в наше механистическое время».

Анна Коваева • журнал «Театральная жизнь, №4 от 2008 года, июль-август 2008 • 08.2008