Евгений Чесноков • Столичный Информационный портал "Я Москва" • 11.02.2018

Проснётся ли голос совести?

Главная / Пресса / Сезон 41

Режиссёр Фрэнсис Форд Коппола однажды заметил: «Всё прикрывается обычной философией: публика должна получить то, что хочет. После многолетнего промывания мозгов телевидением зрители получают наслаждение от совсем простых вещей. Американские зрители становятся идиотами. В результате все заняты тем, что тщательно подгоняют свой продукт под вкусы массового зрителя. Я не хочу в этом участвовать».

А чем российский ТВ-зритель или пользователь интернета отличается от американского? Некоторые идеи лоббирует телевидение и шаг за шагом навязывает сеть, но они напоминают бред душевнобольных. Почитайте комментарии даже к самым невинным интернет-публикациям - сколько злобы и желчи накопилось в людях, выродившихся в троллей. Спектакль «ZOOFELLINI\Интернет и ТВ времен Римской империи», поставленный «Театром на Юго-Западе», бьёт «в десятку». Как далеко может зайти человек и вообще заметит ли он, что переступил некую грань? Увидим ли свет сознания в конце вакханалии? Услышим ли голос совести? Театр задаёт вопросы и на некоторые из них отвечает. 

На предпремьерный показ были приглашены люди самых разных взглядов, театралы, представители шоу-бизнеса и даже священнослужитель. Коллаж из мнений получился любопытный. От себя замечу, что акцент в спектакле сделан на коммерциализации медиа, погоней за прибылью, но эта ситуация санкционирована сверху, работает на пропаганду и вполне устраивает власть имущих. А, значит, и перемен не ждите. Ни один продюсер в здравом уме не станет бодаться с дубом и телевизор так и останется зомбиящиком, выбором без выбора. Вот про это паразитирование СМИ возле кормушки наверняка можно было сказать жёстче и злей. А может и нельзя.

Пётр Гладилин, драматург:

«ZOOFELLINI\Интернет и ТВ времен Римской империи» - не первая постановка моей пьесы на «Юго-Западе» и надеюсь, что не последняя. Я ещё напишу. А «ZOOFELLINI» - спектакль неожиданный, спектакль-потрясение. Когда люди находят в этой пьесе исторические неточности, я говорю, что действие происходит не в Древнем Риме и продюсер Цезарь - наш современник. В спектакле это даже возможное будущее, какое-то галактическое пространство. Изначально в спектакле было четыре героя и все они были мужчины, но на репетиции возникло пожелание вписать в сатирический памфлет мелодраму и на сцене появились девушки.

Эта пьеса родилась на стыке времён, я видел совсем другое телевидение, хотя и раньше было много мусора, но по ощущениям и атмосфере оно было человечным. Но двадцать лет назад произошёл перелом и у меня ощущение, что я живу в кошмарном сне. Смерть человеческого тела - трагедия, но ещё трагичнее, когда человек рождается и он обязан стать идиотом. Жанр спектакля «ZOOFELLINI» - трагедия. Существует только наше сознание, но мы все имеем систему психологической маскировки и сознание спрятано. Мы имеем возможность мыслить и творить - это абсолютно сверхестественно и в финале режиссёр и артисты приходят туда, откуда мы родом, - приходят к сознанию. И это сознание мы называем Богом.

Олег Леушин, режиссёр:

Эту пьесу выбрал основатель нашего театра Валерий Белякович и мы с ним успели провести одну читку 5 декабря 2016 года, но на следующий день он ушёл из жизни. В память о Мастере и нашем учителе мы решили воплотить его идею, драматург Пётр Гладилин не отказал и был всеми руками - «за». К современной драматургии вообще я отношусь с некоторой опаской и мне пришлось вникать в материал, как в едущий поезд впрыгивать, искать музыку, искать форму. Это была колоссальная и интересная работа. На цензуру мы не оглядывались, мы смотрим вглубь. Актёры на сцене - как на суде присяжных: имеем право говорить только правду.

Александр Усанин, учредитель премии за доброту в искусстве:

На планете идёт информационная война, направленная на уничтожение человеческого типа психики и внедрение демонического типа посредством вседозволенности в интернете и СМИ. Я бы пригласил посмотреть этот спектакль первых лиц государства, всех сенаторов и руководителей медиа-холдингов, чтобы увидели, к чему ведёт погоня за рейтингами любой ценой, уничтожение духовности и человечности. Легче падать, чем подниматься. И сейчас все рейтинги строятся на падении нравов, на соревновании - кто ниже упадёт.

Максим Марков, член Патриаршего совета по культуре:

Автору пьесы и актёрам удалась прекрасная древнегреческая трагедия, которой можно только аплодировать. Все аналогии с Цезарем, Брутом и другими персонажами вполне уместны. Мы живём в Москве, которую старец Филофей называл Третьим Римом и по этой доктрине страна живёт и развивается уже пятьсот лет. А куда пропали два предыдущих Рима? Первый пал от нечестия, то есть от разложения, а второй пал от упадка духовности, когда император предал свои идеалы совести. Многие священники говорят, что человеку на смертном одре страшно, он уходит в неизвестность, никто не знает, что он встретит там, за гранью. Но те, кто успели очистить совесть, у них преображаются лица. Очищение прекрасно. И такой спектакль вызывает очищение, его можно показывать и школьникам, и студентов приглашать.

Владимир Курцеба, актёр, исполнитель роли Брута:

Погрузившись в материал спектакля, замечаешь, что смотришь на привычные вещи свежим взглядом.

Вячеслав Гришечкин, актёр «Театра на Юго-Западе»:

Спектакль заставляет задуматься о толстокожести современного человека. Но, к сожалению, создатели «ZOOFELLINI» не оставили мне желания жить дальше, он не жизнеутверждающий. Искусство может быть разным и разное приносить в души, возбуждать в башке человека мысли: а доколе мы так будем жить, товарищи дорогие? когда мы уже поменяем голову? 

Виктория Пьер-Мари, певица:

В спектакле люди заражены искусством, добротой, музыкой, танцем, это - эпидемия. Артисты потрясающе талантливы, они сами наполнены чувствами и передают их зрителям. Это игра наотмашь, актёры выкладываются на 250 процентов. Ещё Лев Толстой говорил о фальши в истории, история то и дело переписывается, то и дело домысливается, никто никогда не видел Цезаря. Поэтому каждый режиссёр имеет право на своё художественное решение. И такой жанр фэнтази позволяет вместить весь абсурд сегодняшней жизни.

Иван Траоре, бит-музыкант:

Огромное спасибо актёрам и всем создателям спектакля! Речь идёт о роботизации мира, рождаются не личности, а роботы, которым нужно зрелище. Это проблема. У человека может быть три высших образования, но он не умеет творить, он ничего не несёт, он робот.

Александр Сериденко, режиссёр, продюсер:

Я поздравляю ребят с этой сложной работой, это спектакль-манифест! Радует, что театр осмелился сказать о глобальных проблемах, которые есть в обществе. Лично для меня в спектакле не хватает истории любви.

Алина Дмитриева, актриса, исполнительница роли Валерии:

В первом варианте моего персонажа не было, он появился чуть позже. Этот образ оказался необходим, это чистая нота, женская любовь, всеобъемлющая душа.

Павел Карташов, режиссёр:

Пьеса выбирает режиссёра, а не наоборот. Пьеса, которая выбрала Олега Леушина, позволила ему быть максимально честным перед Богом, диалог с которым начал автор. Это внутренняя пружина, которая движет спектакль. Авторам удалась попытка сказать вещи, о которых сложно говорить честно.

Оригинал статьи здесь

Евгений Чесноков • Столичный Информационный портал "Я Москва" • 11.02.2018