Юрий Заранкин • газета «Москвичка», №7 от 25 февраля – 3 марта 2009 года • 25.02.2009

Строптивую укротили на Юго-Западе

Главная / Пресса / Сезон 32 (2008/2009)

Всегда готов удивить зрителя режиссер театра на Юго-Западе Валерий Белякович. На этот раз удивил тем, что добрая половина спектакля «Укрощение строптивой» посвящена взаимоотношениям сестры строптивой Катарины – Бьянки и ее «главного» жениха Люченцио. У Шекспира нет в этой комедии главного лирического героя (как, например, Ромео в «Ромео и Джульетте»), и вот Белякович и Фарид Тагиев (исполнитель роли Люченцио) с лихвой восполняют это отсутствие. Оказывается, Тагиев не только мастак на лирику, но и на юмор. Сцена, когда Люченцио вперемешку с показной ученостью объясняется в любви Бьянке, - одна из лучших, если не лучшая в спектакле. Да и Бьянка (В. Саркисова) здесь не такая уж скромница, как ее обычно играют. Из этой Бьянки вполне новая Катарина получится (я имею ввиду Катарину до ее перерождения). А впрочем, есть ли в спектакле Беляковича это пресловутое перерождение? Пожалуй, что и нет. Никакого нет здесь многократно во всех театрах сыгранного движения характера Катарины (О. Авилова) от строптивости к покорности. С первой минуты она влюбляется в Петруччо (М. Белякович). Поэтому так спокойно и выносит все его причуды. Свою любовь к Петруччо «Катарины» показывают только в финале, в знаменитой сцене спора (чья жена придет, а чья не придет). А в спектакле Беляковича финал уже предрешен, и зрителям остается только ждать – не того, явится ли Катарина на зов мужа или нет, а как же на это среагирует сам Петруччо. А – никак. Он абсолютно уверен в том, что все так и произойдет, и принимает ее приход как должное. Комедия Шекспира, скажем просто, длинная. Не сократив ничего в «бьянкинско-люченциевской части», В. Беляковичу пришлось сокращать (театр-то не в центре находится, а в «спальном» районе) «катарино-петруччевскую часть». Конечно, центральные сцены Белякович не тронул. А вот с другими сценами он поступил оригинально – сделал Грумио, слугу Петруччо, комментатором событий. Причем, на «комментарий» он оставил не так уж много времени, но использует это время О. Анищенко, играющий Грумио, с блеском. Зритель не лишается буквально ни одной шутки, ни одной эффектной мизансцены. Когда-то в одном из своих шекспировских спектаклей «Два веронца») Белякович провозгласил красивый и смелый лозунг: «Даешь Шекспира!» Провозгласил и с каким упорством, да и с каким мастерством его выполняет. Действительно «дает!» Шекспира.

Юрий Заранкин • газета «Москвичка», №7 от 25 февраля – 3 марта 2009 года • 25.02.2009