Анна Бояринова • Газета "Вечерняя Москва" от 29 сентября 2016 года, Раздел" Культура" • 29.09.2016

Театр на Юго-Западе: «Дозвониться до дождя»

Главная / Пресса / Сезон 40

Наступивший сезон для Театра на Юго-Западе — юбилейный: сцене исполняется 40 лет. Открыли его премьерой «Дозвониться до дождя» по пьесе испанца Мигеля Миуры в постановке художественного руководителя театра Олега Леушина.

— Мне хотелось, чтобы зрители просто отдохнули,— рассказывает Леушин. — Мы сделали его музыкальным и не отягощали глубокомыслием.
Действительно, постановка музыкальна, как шоу в ночном клубе. Это вполне отвечает праздничному контексту, в котором она рождалась. От цилиндров Миуры (оргинальное название пьесы «Три цилиндра». — «ВМ») здесь нет и следа — вместо них Леушин вводит в действие зонтики, а с ними меняется и завязка.

Молодой Дионисио (Михаил Грищенко) накануне свадьбы с богатой невестой оказывается в отеле на берегу моря, где все, в том числе большой танцевальный коллектив, принимают его за влиятельного импресарио. Из-за шторма герой не может покинуть отель. Он расстроен и после навязчивого внимания со стороны танцоров находит в них свое утешение. А тут и новая любовь в лице Паулы (Алина Дмитриева)...

Сюжетный ход, равно как и многочисленные массовые танцы с зонтиками, не слишком оригинален (вспомним «Поющих под дождем» или те же «Шербургские зонтики»). Однако именно завязка со стихией возводит действие на сцене до магического реализма, свойственного испаноязычной культуре. Сначала напрочь исчезает телефонная связь, затем комната Дионисио странным образом превращается в проходной двор, где отмечаются все танцоры, а в финале телефон вдруг заработал, и герои дозвонились... до дождя.


Вкупе с громкой музыкой, яркими огнями и суетой все выглядит сумбуром. А если смотреть на это как на магический реализм, где жизненно необходимо нечто необъяснимое, то картина выравнивается. И не помешает антракт, которого нет: зрителю нужна передышка от этой круговерти.
Некоторые герои почему-то слишком много жестикулируют. Хозяин отеля Дона Росарио (Антон Белов) каждое свое предложение сопровождает жестами. Почему он это делает, непонятно, но ощущение в зале складывается ясное — отталкивающее и скучное. Кроме того, большинство артистов слишком быстро, буквально скороговоркой говорят. Из-за этих двух недостатков лиричные сцены в спектакле проигрываются в спешке и совершенно не впечатляют. А это необходимо — они дали бы зрителю эмоциональную разрядку.

Однако не все так плохо. Легко и ярко играют Андрей Санников (его героиня — мадам Ольга) и Жанна Чирва в роли матери невесты. Танцы в хореографии Антона Варфоломеева с элементами уличной культуры местами похожи на трюки — и это завораживает. Особенно выделяется сцена Богатого господина (Фарид Тагиев) и Фани (Ольга Авилова): танец артистов четкий и острый, вместе с этим неоднозначные чувства их героев выглядят естественно. Тагиев и Авилова играют без того самого отягощения, о котором говорит Леушин, они наслаждаются сценой. Это удовольствие передается залу. И хотя спектакль играется по праздничному поводу, именно такой радости от самих себя не хватает многим артистам...

Оригинал статьи тут

Анна Бояринова • Газета "Вечерняя Москва" от 29 сентября 2016 года, Раздел" Культура" • 29.09.2016