Ольга Игнатюк • журнал «Театральная афиша», май 2012 года • 05.2012

Театр: Юго-Западное направление

Главная / Пресса / Сезон 35 (2011/2012)

С момента создания Театра на Юго-Западе прошло уже 35 лет, и он давно перешагнул границы студии, став легендарным коллективом со своей фирменной уникальной эстетикой. А его руководитель Валерий Белякович из дерзкого экспериментатора давно уже превратился в бывалого театрального вождя, заслужив звание народного артиста России.

Спектакли, с которых начинался театр («Уроки дочкам» по И. Крылову и В. Соллогубу, гоголевская «Женитьба» и булгаковский «Мольер» – впрочем, как и все остальное), играются до сих пор и бережно сохраняются, умудряясь не устаревать и не теряя актуальности долгие годы. Ну а такие опусы, как «Мастер и Маргарита», «Гамлет», «Макбет», «Ромео и Джульетта», «Калигула», «Комната Джованни», «Дракула», «Куклы», а также трилогия Сухово-Кобылина, принесли театру заслуженную славу.
Театр на Юго-Западе – абсолютно авторский «театр одного режиссера». Белякович создал свою сценическую эстетику и свою методологию, давно уже ставшую театральным мифом, с набором собственных, фирменных черт и приемов. Многолетняя незыблемость его театрального языка внушает серьезное уважение. Магическое «черное пространство» малютки-сцены, таящее все загадки напряжения действия, знаменитая «сценография света», «штурм и натиск» зрелищ, бешеная энергетика, объединяющая сцену и зал в едином порыве – все это уникальные эмблемы его стиля.
Труппа – также детище Беляковича: верная команда актеров, воспитанных в духе и стиле «Юго-Запада» и давно уже ставших знаменитостями. Виктор Авилов (вошедший уже навсегда в историю этой сцены), Сергей Белякович, Владимир Коппалов и Михаил Докин (всех троих уже нет с нами), Вячеслав Гришечкин, Валерий Афанасьев, Алексей Ванин, Олег Леушин, Александр Наумов, Виктор Борисов, Анатолий Иванов. Актрисы Ирина Бочоришвили, Тамара Кудряшова, Галина Галкина, Ольга Авилова, Ольга Иванова, Карина Дымонт. Впрочем, и сам Валерий Белякович – блистательный актер, солирующий во многих своих спектаклях.
Театр на Юго-Западе был в моде всегда, поскольку всегда был абсолютно адекватен текущему времени, пребывая любимцем публики и в застойные 70-е, и перестроечные 80–90-е, и уже сейчас, в начале XXI века, в новые для России времена. В отличие от многих сегодняшних режиссеров, любящих сочинять «вещицы для себя», но не для публики, Белякович как раз – воспламенитель чужих сердец. Легендарный пламень его постановок рождает ответный жар, без которого его спектакли немыслимы. И то священное слияние сцены и зрителя, ради которого, в общем, и живет театр.

Валерий Белякович: Во мне бурлило желание стать режиссером, и я решил: буду делать театр у себя в Вострякове. Начал со своего родного брата Сергея, и он стал подтягивать своих одноклассников. Бывает, что, когда организуется что-то неординарное, Господь Бог как будто дает команду этому делу помочь. Таких гениев, как Виктор Авилов, Сергей Белякович, Саша Макаров, Миша Трыков, уже нет. Они работали просто за интерес. Я им выкладывал все, что знал о театре, говорил: «Сегодня пить портвейн не надо, сегодня будем делать этюды». А они могли ответить: «Да пошел ты!», но я не обижался, потому что знал, что такое востряковская молодежь.
Первые спектакли мы играли на чердаке 189-й библиотеки в Вострякове, в комнатке метров 15. Туда набивалось человек 30 зрителей, как мы там умещались, непонятно. Они сидели на жердочках, как голуби, и театр мы свой называли: драматический ансамбль «Голуби». Отрыв был по полной программе: никаких запретов ни на что, публика была своя, хулиганье из Вострякова. Они падали с жердочек от смеха, и наша задача была рассмешить их во чтобы то ни стало.
Постепенно театральный вирус проник в души нашей команды и от водевилей, где все переодевались и хохмили как могли, мы перешли к более серьезным спектаклям. А в 1977 году Гагаринский исполком дал нам помещение, где сейчас находится театр.
Актриса Тамара Кудряшова: Валерий Романович разбил нас на группы, мы ходили по квартирам и говорили жильцам: «Мы открыли театр. Пожалуйста, дайте нам какие-нибудь вещи, если они вам не нужны». Чтобы не пугать народ, в этих группах были и мальчики, и девочки. Каждая брала на себя какой-нибудь дом или несколько подъездов. Потом мы встречались в театре и рассказывали смешные истории о своих приключениях. Нам отдавали обувь, сумочки, как-то даже отдали пианино. Только сказали: «Присылайте ребят поздоровее, вам его не унести».
Валерий Белякович: Вокруг шумели олимпийские стройки, мы оттуда воровали материалы, покупали кирпичи, доски и раствор. Все сделали своими руками и на свои бабки. Зрители тогда сидели на деревянных лавках, сколоченных из досок какого-то забора, – и я дал задание каждому артисту сшить по десять подушечек. Десять лет, с 1977 по 1987 год, мы работали бесплатно каждый божий день. У нас сразу появился репертуар, мы делали спектакль за 10–12 дней, работали как одержимые.
Актер Алексей Ванин: В 20-х числах каждого месяца устраивали выдачу бесплатных билетов в наш театр и люди с ночи приходили занимать очередь. Они грелись в подъездах, курили, громко разговаривали, не обходилось и без горячительных напитков. Поэтому на нас ругались жильцы дома, хотя они нас безумно любили. Потом милиция стала помогать организовывать очередь.
Когда начинался репетиционный период, нельзя было болеть или отпрашиваться. Если выпускается спектакль, ты должен быть в театре с утра до ночи. «Гамлет» был сделан за две недели. Когда мы показали прогон «для своих», после финала в зале минут десять было тихо. И только потом раздался рев!
Валерий Белякович: Посмотреть «Гамлета» к нам пришел Александр Абрамович Аникст, самый главный шекспировед нашей страны, и сказал, что это «Гамлет», открытый заново. Нас послали в Эдинбург, и началась мировая известность Театра на Юго-Западе. И вот уже 35 лет у нас в театре нет свободных мест.

Ольга Игнатюк • журнал «Театральная афиша», май 2012 года • 05.2012