В ожидании Гамлета | Театр на Юго-Западе

Анна Бояринова • Портал NICTAROFF.COM , 25 апреля 2014 года • 25.04.2014

В ожидании Гамлета

Главная / Пресса / Сезон 37

Год празднования 450-летия Шекспира московский театр на Юго-Западе отметил спектаклем-фантазией на тему «Гамлета». В арт-кафе театра представили постановку Наталии Бухальцевой «В ожидании Гамлета» по пьесе Евы Поляковой. Достоинством этого спектакля является, как ни странно, популизм и одновременно верность шекспировским смыслам, заложенным в «Гамлета».

Хорошо это или плохо, однозначно ответить нельзя. Хорошо, потому что мало кто из современных зрителей может похвастаться знанием пьесы, а имя Шекспира для всех обозначает просто «британского драматурга». Между тем, Шекспир – это уникальное явление во всей британской литературной истории: никто ни до, ни после него в Великобритании не мог достичь такого психологизма и вселенской глубины в своих произведениях. Ложь, предательство, любовь, жертвы, преступления, – Шекспиру удавалось это описывать так, что его пьесы и его понимание этих явлений жизни стали истинными и остаются современными всегда.

Однако сама пьеса «В ожидании Гамлета», чего греха таить, написана несколько примитивно, а развитие сюжета очень предсказуемо. Главный герой Гамлет решил выйти из вечности, в которую его загнала пьеса, и найти себя в другом времени – в нашей эпохе. Он блуждает, встречается с городскими бедняками, с прекрасной девушкой, которая по совпадению как раз играет Офелию в самодеятельности, дворниками. Гамлет принципиально не хочет возвращаться в пьесу. И в таких обстоятельствах вопрос «быть или не быть» – быть Гамлетом Шекспира или быть Гамлетом самим по себе – означает неотвратимость жизни в пьесе «Гамлет». В конечном итоге, герой возвращается в пьесу.

Сюжет крайне упрощен – думается, что мир Гамлета можно вынести на другую высоту и в другой внешний конфликт. Тем более, что пьеса и ее нравственные составляющие, современные и всегда звучащие уместно, позволяют окунуть Гертруду, Клавдия, Офелию и других в любые ситуации и не в ущерб заложенным Шекспиром идеям. Безусловным плюсом пьесы Поляковой является сохранение шекспировских и, в частности, «гамлетовских» выводов.

Вероятно, в погоне за доступностью этих шекспировских смыслов сегодняшнему массовому зрителю, спектакль решили озвучить музыкальными заставками, уместными, скорее, в голливудском блогбастере, чем в трагедии. Эта музыка, тяжелая и торжественная, конечно, обрисовывает масштаб экзистенциального кризиса Гамлета. При этом очень уж она голливудская, и появляется диссонанс между личной драмой Гамлета и деяниями, которые свершают под такую музыку в голливудских блокбастрах (у зрителя есть музыкальная память). Музыка эта принижает Гамлета, в то время, как должна его возвышать – иногда под эти звуки у зрителя появляется усмешка перед бессилием Гамлета и неправильный смех над ним.

Эти не всем очевидные погрешности с лихвой компенсируются великолепной игрой актеров. Денис Нагретдинов, Елена Шестовская, Денис Шалаев предстают в разных ролях «от Шекспира» и «от Поляковой». Только Алексей Назаров играет одну роль – Гамлета. Самоотдача актеров и верно понятый ими смысл «Гамлета» облагораживают, не побоюсь этого слова, пьесу «В ожидании Гамлета». В некоторых сценах приятно отметить, что артисты играют именно Шекспира.

Кроме того, создатели спектакля придумали интересный временно-пространственный ход. В стороне от небольшой сцены арт-кафе установили экран, на который проецируются сцены из «Гамлета» – «из вечности», которую решил покинуть главный герой. В других обстоятельствах разговор героя с экранным персонажем показался бы признаком шизофрении, однако здесь это приобретает осмысленность и символизм. Экран и проекция – это вечность, которая уже записана и никогда не изменится. И когда Гамлет говорит Клавдию, что не вернется, грань между вечностью и реальностью становится обозримой и даже осязаемой.

В целом, спектакль можно назвать успешным. Однако, думается, что если бы музыка была менее пафосной, то успешность спектакля стала бы неоспоримой. Ведь трагедия Гамлета – это пусть и типичная, но очень личная драма, корнями прорастающая во всю его душу и существо. Немного лирики здесь явно не достает.

Оригинал статьи тут

Анна Бояринова • Портал NICTAROFF.COM , 25 апреля 2014 года • 25.04.2014