Тамара Клейман • газета "Вечерняя Москва", №31 (23829), от 18 февраля 2004 года • 18.02.2004

Виктор Авилов: "Красивых женщин надо постоянно усмирять!"

Главная / Пресса / Сезон 27

Заслуженного артиста России Виктора Авилова мы знаем по его ярким ролям в не менее ярких картинах. Это и «Узник замка Иф», и «Графиня де Монсоро», и «Петербургские тайны» и т. д. и т. п. Неординарная внешность, неординарные актерские данные… а каков он как мужчина, этот неординарный Виктор Авилов? …Интересный вопрос, правда?

– Виктор Васильевич, многие знают, что актером вы стали, в общем-то, случайно…
– Об актерстве никогда не помышлял. В 68-м окончил 8 классов и поступил в Московский индустриальный техникум по специальности «Монтаж и наладка систем контроля и автоматики». Окончил в 72-м и ушел в армию. Вернулся в 75-м и почти сразу попал в театр. Причем сам бы я никогда не пришел. Зазвал меня младший из братьев, Сергей Белякович, который всех наших дворовых уболтал тем, что будет делать театр. Вот он и собрал всех ребят, с которыми во дворе дружил, и они сделали театр, вот этот, на Юго-Западе, и старший из братьев, Валерий, теперь уже народный артист России, до сих по остается его бессменным главным режиссером. Но, что интересно. Одни пришли в театр, не имея о нем никакого представления и никогда не мечтая попасть в артисты. Другие всю жизнь стремились именно в артисты, мечтали об этом. И по иронии судьбы лет через пять именно тех, кто о театре мечтал, в нем практически не осталось, все ушли. А я не мечтал, но – остался.

– Как вы относитесь к сериалам?
– Сериалы, они разные. «Петербургские тайны» – тоже сериал, но там есть материал, фундамент. «Графиня де Монсоро» – тоже сериал, но какой! Конечно, можно упрощенно сказать, что когда имеется хороший исторический материал, Дюма, к примеру, с костюмами, характерами, то будь это хоть сериал, хоть что, все равно в таком материале и сниматься приятно, и смотреть потом. Ну а эти современные – что о них говорить? Постоянно возникает фраза Станиславского: «Не верю!» Даже когда достают кейс с «бабками», сразу возникает ощущение, что даже деньги ненастоящие, что их только что отксерили.

– Какой фильм, какая из ваших киноролей вам запомнились больше всего?
– Да я театр с кино даже никогда и не сравниваю. Я играю Мольера в нашем театре уже 23 года, и все равно каждый раз получаю удовольствие. А с камерой у меня нет теплых взаимоотношений. Что же до киноролей, то, пожалуй, Граф Монте-Кристо. Мы снимали фильм в Одессе. И оттуда я привез свою последнюю (на данный момент) жену. Лариса работала там ассистентом на нашей картине. Хотя не знаю, как точно называлась ее должность. Но стоило мне ее увидеть, и…

– Разве дело в должности? Была бы женщина красивая…
– Ну да. Но только далеко не всегда так в жизни бывает: чтобы и красивая, и хорошая. Потому что красивая женщина – это все равно что норовистая лошадь: ее постоянно усмирять надо, хотя и это бывает занятием интересным.

– Усмирять, значит? Ладно, так и запишем. А еще какими достоинствами должна обладать ваша избранница?
– Она обязательно должна быть блондинкой, пусть даже крашеной, потому что с брюнетками я не дружу. Ну, и желательны длинные ноги. Вот моя избранница Лариса всеми этими качествами и обладает.

– Лариса – не первая ваша супруга?..
– Когда я только пришел из армии, то так соскучился по очаровательному слабому полу, что тут же женился на Тане, которая работала кассиром в магазине. Детей у нас не было, но и долго мы с ней не прожили – всего 4 года.

– И тогда вы нашли другую?..
– С Галиной мы вместе работаем, так и познакомились. Да и прожили совместно немало, двух дочурок воспитали, Аню и Олю, им сейчас, соответственно, 22 и 18 лет. Старшая по театральной стезе не пошла, работала заведующей бутика. А вот Ольга два года пыталась поступать в театральный, теперь у нас в театре работает.

– Многие артисты бывают против решения своих детей пойти по их стопам, а вы как относитесь к дочкиному актерству?
– Действительно, многие говорят: «В актеры, по моим стопам? Только через мой труп!» Нет, да ради бога, пусть идет. Может, у нее талант есть, так пусть попробует. Я считаю, что это их выбор, ведь у каждого свой жизненный путь.

– А ваш жизненный путь привел вас на съемки в Одессу, заставил оставить своих дочурок и создать новую семью?
– Мне немножко странно, когда слово «семья» применяется, когда живут лишь двое – он и она, только мужчина и женщина. Я считаю, что семья – это когда много детей. А когда живут двое, какая же это семья? Они в любой момент могут разбежаться. А вот когда есть ребенок…

– Однако на собственном примере вы доказали, что и это не помеха… Виктор Васильевич, а уходить из семьи сложно? У вас такой опыт в этом деле…
– Конечно, все эти уходы-переходы – вещь ужасная. Для всех. И я отлично понимаю свою прежнюю жену Галину, которой пришлось далеко непросто. Но нам удалось остаться друзьями.

– А с Ларисой часто ссоритесь?
– Бывает… И причины для этого абсолютно разные. Хотя с возрастом я становлюсь все менее вспыльчивым, какая-то мудрость появляется, что ли. А ведь вместе мы уже 8 лет, и Лариса полностью посвятила себя заботам обо мне.

– Виктор Васильевич, на нынешний момент вы умудряетесь играть аж в четырех театрах, а с женой вместе где-то получается бывать, соблюдаете какие-то семейные традиции?
– У меня традиция – почти каждый день в каком-нибудь театре играть спектакль. Лариса, естественно, ходит на все мои спектакли, она пересмотрела все и не по одному разу. Но при такой работе трудно поддерживать еще какие-то традиции. И все-таки пытаемся каждый год, желательно летом, ездить к ее маме в Одессу. Вот в этом году отдыхали не на море, а в горах, в Крыму. И то смогли выбраться только во второй половине октября.

– На чем, как вы думаете, основан прочный брак: на любви, сексе, взаимопонимании, на чем-то еще?
– Вот видите, вы все уже сами и перечислили, мне и добавить нечего! Я не знаю, на чем стоит прочный брак, у меня нет ответа на этот вопрос. Наверное, на всем вышеперечисленном. Но главное, видимо – это взаимопонимание, его нужно было назвать первым. Оно должно появляться постепенно, но все в большем и большем количестве, потому что абсолютное взаимопонимание приходит не с молодости. Оно появляется в течение жизни, с опытом. Сначала превалирует секс, любовь. Но острота этих чувств, как ни крути, притупляется, и если не появляется взаимопонимание, то и секс, и любовь могут закончиться. И тогда люди могут и разбежаться.

Тамара Клейман • газета "Вечерняя Москва", №31 (23829), от 18 февраля 2004 года • 18.02.2004