Аркадий Петров • газета "Вечерняя Москва", №157(23955), от 24 августа 2004 года • 24.08.2004

Виктор Авилов: "Театральное обучение наводило на меня тоску"

Главная / Пресса / Сезон 28

В минувшее воскресенье, на руках у жены, на 52-м году жизни скончался Виктор Авилов – ведущий актер Театра на Юго-Западе [i][b]Виктор Авилов снялся в двадцати пяти фильмах, среди которых такие, как «Господин оформитель», «Граф Монте-Кристо», «Смиренное кладбище», «Петербургские тайны»... Трудно было не запомнить его необычное худое, удлиненное лицо, на редкость пластичное тело, низкий, богатый оттенками голос, чистые, почти детские глаза… Год тому назад – в преддверии круглой даты (50 лет) мы беседовали с Виктором в небольшом подвальном кафе Театра на Юго-Западе. А вот опубликовать интервью с ним тогда не довелось…

– Слышал, что вы в молодые годы водили автобусы, что были человеком «с улицы», из молодежной компании, которая хулиганила, даже подворовывала…
– Никогда в жизни не водил автобусов. Работал на МАЗе с прицепом, развозил песок по московским стройкам. Хулиганили – да, бывало. Но больше сидели в подъездах и бренчали на гитарах. Прочли однажды объявление – при районной библиотеке организуется театральный кружок. Театр меня совершенно не интересовал – но я все-таки пошел, потому что все приятели туда отправились. Кружок организовал Валерий Романович Белякович – человек, который нас сделал людьми… Я ходил на эти занятия театральными этюдами с неохотой, не понимая, зачем мне все это нужно… Театральное обучение наводило на меня тоску. У Беляковича к тому времени был уже любительский состав при Дворце пионеров. Потом оба кружка слились воедино – так появилась в конце 70-х годов Театральная студия на Юго-Западе. Тогда таких театров-студий было мало – мы, Спесивцев и Юденич… Первым спектаклем была гоголевская «Женитьба», в котором я играл Кочкарева. Нюансов не помню – все как в тумане. Память сохранила лишь такой эпизод – мы все выходим в темноте со свечами в руках. А руки дрожат – издали были видны не плывущие огоньки, а бегающие светлячки. Такой был колотун!

– Стиль тогдашних постановок Беляковича был такой же, как сейчас?
– Еще более жесткий и экспрессивный – с упором на свет и музыку (ее подбирал из своих бездонных запасов сам режиссер). Подвал, окрашенный черной краской. Минимум декораций. Костюмы из подбора. «Авангардизм от бедности»… Классика (от Шекспира до Чехова) и двадцатый век – Ионеско, Булгаков, Шварц, Камю, Олби, Венечка Ерофеев.

– Вы ведь актер остро характерный. Вот, цитирую Льва Аннинского: «Профиль Михоэлса, рубленое лицо, оправленное в нежнейшие до плеч льняные волосы…» Мне кажется, что у вас профиль средневекового ландскнехта. Какие роли вам предлагались?
– Такие, о которых любой артист может только мечтать. От злодеев до романтических героев.

– Гамлет... Уже упомянутый мною Лев Анненский писал в 1987 году: «Его Гамлет выходит из рамок обыкновенного гамлетизма… он не колеблется – действовать или не действовать… Чувствуется кое-где полемика со Смоктуновским, а в иных случаях – опора на Высоцкого с его хриплым голосом и заводным нравом».
– Красиво сказано, но вот в чем штука: посмотреть Высоцкого в любимовской постановке мне не пришлось: не успел. А фильм Козинцева я увидел лет через двадцать...

– В таком случае – что для вас ваш Гамлет?
– Честно говоря – мне все в этом образе давно уже настолько понятно… Мы с Беляковичем его много раз разворачивали разными сторонами – хотите так? А может – так? Хотите, почтенная публика, я эту сцену сыграю мягко и спокойно? А хотите – прорычу? Хотите, знаменитый монолог «Быть или не быть?» проверещу, как балаганный Петрушка? Рисунок постоянно менялся.

– В 1987 году Театр на Юго-Западе выступал на театральном фестивале в Англии. Вот что тогда писал рецензент газеты «Гардиан»: «Самый запоминающийся Гамлет, которого нам доводилось видеть…»
– Фестиваль этот отлично помню. Сначала были в Эдинбурге, нам пришлось играть в 12 часов дня перед случайной публикой. Но потом нас пригласили на мини-гастроли – ездили по стране дней десять. Первый пункт – Глазго. И начиная с первого же спектакля – сумасшедшая реакция. Зрители кричали, аплодировали, свистели – не понимаю, откуда такой бурный темперамент у сдержанных шотландцев?

– А ваш Хлестаков?
– А вот это совсем не мой персонаж. Примитивное животное с полным отсутствием интеллекта. Он мне вообще не интересен, как актеру, как исполнителю… Хотя играл – куда же денешься…

– …Ланцелот в «Драконе»?
– Тут совсем другое дело. Этот персонаж в меня медленно-медленно вползал – и я в него вползал. Сейчас, когда из репертуара убрано много старых работ, в том числе «Дракон», я скучаю по своему Ланцелоту. Других героев (того же Гамлета) наигрался – а Ланцелот меня тянет.

– Из старых ролей вы до сих пор играете Калигулу…
– Об этом персонаже говорить сложно. Я прочитал все, что написали о нем Светоний и Тацит. Сволочь, садист. Камю же его поднял на такую высоту, наделил таким умом – не Калигула, а просто Марк Аврелий. Конечно, интеллектом он обладает – но интеллектом больным, извращенным. Вообще-то «тиран» и «интеллект» для меня вещи несовместные – как «гений» и «злодейство».

– С Театром на Юго-Западе вы связаны навек?
– В Театре на Юго-Западе я на договоре. Вторая моя сцена – Кино-Спектакль, которым руководит Олег Лещинер – профессиональный театральный и кинорежиссер, да вдобавок еще кинооператор. Суть здесь в самом названии: кино плюс спектакль. Есть отдаленная связь с популярной когда-то Латерной магикой. Участвую в постановке фэнтези Толкиена «Туда и обратно». Еще играю и в Театре Наций: Август Стриндберг «Пляска смерти»… И, наконец, в небольшом театре Арт-Хаус – в Сокольниках, на улице Гастелло. Пьеса Зюскинда «Парфюмер». В конце года в издательстве «АИФ» должна выйти моя книга «Основы актерского мастерства».

– Мы ни слова не сказали пока о кино…
– Первый фильм «Господин оформитель» Олега Тепцова. Фильм этот назвали «первым советским фильмом ужасов», хотя никаких ужасов там нет. Мистика есть…

– Года два назад ТВ в очередной раз показало «Узника замка Иф» – и тут же, по другим каналам – нового «Графа Монте Кристо» с Жераром Депардье и старый фильм с Жаном Марэ. Должен сказать – вы отнюдь не проиграли в сопоставлении с мировыми звездами… Некоторые критики сближают вас с Бельмондо. В вас обоих – какое-то «отрицательное обаяние»… Вы ощущаете эту родственность?
– Мне нравится, как Бельмондо хулиганит. Он мне вообще импонирует. И еще мне очень близок Челентано. Их герои развязны, циничны, эксцентричны, верить этим персонажам нельзя – надуют, облапошат, – но в то же время они человечны и ранимы. И какая органика! Мне эти ребята просто очень нравятся.

Виктор Авилов будет похоронен в Москве на Востряковском кладбище. Отпевание актера пройдет в храме Михаила Архангела. Начало отпевания в 12.00. Гражданская панихида состоится 25 августа с 13.00 до 15.00 в театре. В это время с Виктором Авиловым смогут попрощаться все друзья и знакомые. Похороны на кладбище состоятся в 16.00

Аркадий Петров • газета "Вечерняя Москва", №157(23955), от 24 августа 2004 года • 24.08.2004