Ольга Игнатюк • журнал "ПЛАНЕТА КРАСОТА", январь-февраль 2008 года • 02.2008

Вспомним о величии человека

Главная / Пресса / Сезон 31 (2007/2008)

Валерий Белякович поставил «Царя Эдипа» Софокла в своем Театре на Юго-Западе.

- Валерий, ваш театр – очень молодой по духу и энергетике. В нем всегда непрерывное бурление новых идей и юношеских настроений. Почему вдруг «Царь Эдип» возник в его репертуаре?
- В моей юности я испытал одно из потрясений, которым стала еврипидовская «Медея» в постановке Николая Охлопкова на сцене театра им. Вл. Маяковского, где Медею играла потрясающая Евгения Козырева. С тех самых пор передо мной словно стоял мой внутренний неоплаченный долг перед этим спектаклем – хотелось самому вернуться в древнюю Грецию. Вероятно, именно сейчас этот момент наступил. И выбрал я «Царя Эдипа».

- В искусстве – три главных составляющих: Что? Для чего? Как?
- «Царь Эдип» - великая пьеса о величии человека. (А это вообще моя любимая тема, она звучит почти во всех моих спектаклях.) Величие же человека выражается именно в свободе его выбора – даже в обстоятельствах, когда все давно предначертано, и даже если сами боги против него – все равно его судьба должна быть в его собственных руках. И лишь он сам – мера всех вещей. Как Ра сегодня это «самостояние» человека остро необходимо нашему обществу и нашему сознанию.

Но «Царя Эдипа» можно ставить только тогда, когда есть актер, способный «поднять» такую роль. Вот и я поставил его тогда, когда в нашем театре появился Евгений Бакалов – личность, достоянная этой великой роли.

Вопрос «как» для меня тоже наиважнейший – недаром все оформление своих спектаклей я осуществляю лично. Как воплотить ход этой трагедии сценографически? Я придумал на сцене железные «скрижали истории» - которые похожи на многое в природе, в том числе и на городские ворота Фив – открывающиеся, закрывающиеся и выбрасывающие человека в историю, как в космос.

- Но почему же ты сам не сыграл Эдипа? Ведь ты играешь в своих спектаклях роли мощные, подобные Воланду в «Мастере и Маргарите», о твоем актерском мастерстве, между прочим, написаны десятки статей…
- Для меня профессии «режиссер» и «актер» с годами все больше расходятся. В этом спектакле я хотел быть именно режиссером – творцом общего.

Итак, воплотив у себя на сцене чуть ли не всю мировую драматургию, Белякович добрался теперь и до древнегреческих мифов, поставив «Царя Эдипа», заинтриговав всех масштабом выбранной трагедии.

В сегодняшнем театре уже почти не ждешь «буквального чтения» - тем более в Театре на Юго-Западе, чья веселая и злая энергия адаптирует любую классику, соединяя ее с энергией и ритмами нашего дня. Однако Юго-Запад привык нас удивлять, что сделал и теперь. «Царь Эдип» оказался почти забытым вариантом «чистого прочтения», не искаженного никакими привнесениями.

С каллиграфической чистотой и четкостью разворачивается сюжет об Эдипе, несчастном правителе Фив, ставшем жертвой родового проклятья и рокового начертания судьбы. Гигантские железные створы (действительно похожие на «скрижали истории» раздвигались, открывали пустую голую сцену, заливаемую ледяным светом, на которой появлялись участники трагедии в униформе белых брючных костюмов. Они были уже где-то там, над всеми прочими, в своем белом холоде и чистом воздухе, уже стоящие над суетой и жизненными страхами. Предлагая нам вечный сюжет об Эдипе. Без всяких современных аллюзий и тематического своеволия. Лишь в строгом следовании тексту, страницы которого открывались и перелистывались железными «скрижалями» - то перерезающими, то сжимающими пространство, впуская и выпуская на сцену участников действия.

В «Царе Эдипе» тема рока звучит как универсальная схема, на которой зиждется мир и жизнь человека. «Кто в жизни счастия достиг? Над кем не властвует судьба? Во всем есть рока глас и промысел богов!» И если грешен – то будешь искупать свой грех до самого конца.

И мы вновь, как в вечном учебнике классики проходим все ступени загадочной эдиповой судьбы: неся в себе грехи предков и предсказание рока, он, сам не ведая того, убивает своего отца Лая, поскольку вновь предречено, что лишь наказание этого убийцы избавит город от бедствий. Перед нами разворачивается темпераментное следствие, проведенное по всем канонам местной сцены, когда путь человека превращается в неистовую горячечную гонку событий, предпосылок и следствий, со все возрастающим напряжением его мыслей и чувств и все более драматичными пейзажами, открывающимися его взору. Герой, как на безумной спринтерской дистанции, набирает темп своего расследования, напрягая голосовые связки и лицевые мускулы, хватая ртом воздух и изматываясь в своей борьбе с судьбой до последнего предела. Но упорно двигаясь дальше.

Все участники действия – Иокаста, Креонт, Тиресий, вестники Коринфа, старый пастух – охвачены страстью этого расследования, являя собой общий сгусток энергии, называемый в античности «хором» и по сути выполняя его функции.

Вот он, Эдип – Евгений Бакалов.

Он, как уже было отмечено, живет в возвышенном холоде сценических декораций, наедине с мыслью Софокла – он живой, горячий и очень понятный. Этот блондин с обаянием благородного человека и вдумчивым лицом пока еще не знает всей тяжести своей вины. Но вступив на путь расследования, ставший путем саморазоблачения, он разматывает клубок истины со страстью неистового поборника чести. Движется к своему трагическому прозрению с исступлением безумца, коего ничто уже не остановит. Играя все более резкими и крупными мазками, он строит роль на неистовых энергетических выбросах, сливающихся в некое самосожжение, являя нам человека экстремального и опасного. В спорах он швыряет противников о железные стены. Впрочем, в отдельные минуты мы наблюдаем чудовищные удары о жесть и его собственного тела, словно не находящего выхода в пространстве. И шаг за шагом перед нами разворачивается личность романтическая и брутальная, способная к безоглядному вызову судьбе. Когда в финале он выходит к нам с черными глазницами, уже ослепленный, постигший истину и заплативший по всем счетам, мы верим его безумным действиям. Ведь постулаты, которые он излагает в своем жизненном сюжете, так очевидны: Человек всегда должен оставаться человеком – даже если выпали тяжкие испытания. Надо уметь пройти через них по-человечески. Умей нести свой крест. Сумей понять, что «во всем есть рока глас и промысел богов». Тогда, возможно, ты окажешься в гармонии с мирозданием. «О боги, вас за все благодарю!»- это как раз возглас человека, сумевшего стать вровень с богами.

Мы всегда приходим на Юго-Запад, чтобы зарядиться энергией, что клокочет на здешней сцене. Теперь нас обожгли вот эти «главные вопросы бытия».

Ольга Игнатюк • журнал "ПЛАНЕТА КРАСОТА", январь-февраль 2008 года • 02.2008