Наталья Старосельская • журнал «Театральная жизнь», №3, март 2007 • 03.2007

Юго-Запад

Главная / Пресса / Сезон 30 (2006/2007)

Когда я думаю о 30-летнем юбилее этого театра, я думаю и о тридцати годах собственной жизни, проведенной вместе, рядом, в неразделенности и ощущении единства мысли и чувства. Впрочем, если быть честной, не тридцать, а примерно 27-28 лет окажутся у нас общими, что тоже совсем немало и не может быть случайным.
Господи! Сколько же пролито слез в стенах этого подвала, сколько оставлено здесь смеха, сколько горьких и нужных размышлений пробудил Театр на Юго-Западе в моей душе, сколько подарил бессонных ночей, сколько лишних сигарет было выкурено и незапланированных чашек кофе выпито!.. И все это потому, что от большинства спектаклей невозможно было отделаться – многие из них того,  по сей день живут в моей душе как драгоценное, не расплесканное с годами чувство.
Театр на Юго-Запале задумывался и создавался как театр, не стесняющийся того, что он воспитывает одновременно своих артистов и своих зрителей, Может быть, здесь сыграло свою роль педагогическое образование Валерия Беляковича; может быть дело было в том, что первыми артистами были едва расставшиеся со школьной партой Сергей Белякович, Виктор Авилов и Михаил Трыков; а, может быть, создателям театра мечталось сделать что-то свое, ни на что не похожее – новое искусство, яростное, яркое, студийное в самом высоком понимании этого слова…
Так или иначе, но все оказалось, как оказалось – на театральной карте Москвы появился коллектив, который заявил о себе громко, темпераментно, невероятно бурно. И прожил так три десятилетия – вырастив своих зрителей, которые привели когда-то сюда своих детей, а теперь уже и внуки тех «первопроходцев» рвутся на спектакли Валерия Беляковича. Каждое поколение находит, обретает в стенах Театра на Юго-Западе что-то глубоко личное, заставляющее приходить сюда вновь и вновь, чтобы смеяться и плакать, думать и «болеть» теми проблемами, на которых настояны спектакли Беляковича.
Лучшие спектакли Беляковича.
А таких в репертуаре, к счастью, все-таки большинство.
Замечательно, что спектакли Валерия Беляковича идут помногу лет: их можно смотреть по несколько раз, в разные периоды жизни, обращаясь к тому, что было пережито когда-то и – всякий раз находить что-то новое, незамеченное прежде или проявившееся именно с течением времени, того самого большого исторического Времени, которое многое уточняет и укрупняет в нашем восприятии.
Как жаль, что многие спектакли из афиши ушли – их уже не посмотришь, не оценишь вновь, не разберешься, над, чем и зачем так неостановимо лились из глаз слезы, когда, например, грузчик Гриша (Сергей Белякович) в финале спектакля «Самозванец» отчаянно и яростно расшвыривал ящики, пытаясь в этом жесте выразить всю горечь, всю боль по не сложившейся жизни.  Или когда из-за плеча Короля (Валерий Белякович) в спектакле «Эскориал» выглядывал Шут (так рано ушедший от нас Виктор Авилов), и в глазах его горела смертельная ненависть пополам с неистовой любовью. Или когда в спектакле «С днем рождения, Ванда Джун!» Гарольд Райен (Валерий Афанасьев) застывшими глазами смотрел  в зал и почти без интонаций рассказывал о жизни в джунглях…
Все это, было, было и – никуда не ушло, не прошло, не затерлось другими, более поздними и, может быть, очень сильными впечатлениями и переживаниями.
Потому, наверное, что театр Валерия Беляковича – это театр такого напора энергии, такого яростного сопротивления обыденщине, серости, что не подчиниться ему просто-напросто невозможно. Я знаю людей, которые отнюдь не считают себя поклонниками подобного искусства, но, попав сюда, когда-то на «Гамлета» или «Мольера», «Эскориал» или «Ромео и Джульетту», «На дне» или «Игроков», «Мастера и Маргариту» или «Три цилиндра», «Макбета» или «Собак» - забывали о своих пристрастиях и оставались здесь всеми своими помыслами, всеми движениями души, потому что в этих (и других, не названных) спектаклях им приоткрывались счастье и боль, надежда и отчаяние, те удивительные полноценность и объемность мира, которые раскрываются только в «штучных» спектаклях…
За три десятилетия много воды утекло – ушли из жизни любимые звезды юго-западного космоса. Ольга и Виктор Авиловы. Ольга так и не успела раскрыться в полную силу своего незаурядного таланта. Виктора узнали и полюбили миллионы… И теперь его путь повторяет, уверенно штурмуя, родные с младенчества подмостки дочь, Ольга Авилова, пронзительно похожая на своего отца, кажется, не только внешне. Кто-то из «первопроходцев» покинул родной театр, кто-то вообще ушел из профессии, появилось множество молодых и совсем молодых артистов, которые естественно вписались в атмосферу театра, не похожего ни на один другой. И продолжается жизни – насыщенная, интересная…
В начале нового столетия, вынуждена признаться, я несколько охладела к любимому театру – постановки спектаклей по В.Сорокину, О. Шишкину показались мне всего лишь данью моде, ничего не дающей ни уму, ни сердцу.
А спустя полтора-два года решилась все-таки пойти на премьеру спектакля «Дракула», хотя классика «вампиризма» не слишком влекла к себе. И – произошло чудо! Кто говорит, что в одну реку не войдешь дважды? – оказывается, порой это происходит, причем вопреки желанию, вопреки воле. Ты просто вновь погружаешься в те самые волны, в которых было когда-то так радостно и горько плескаться, и уже никуда не хочешь выплывать из них – ни в какую другую реальность, ни в какие другие волны, потому что эти – родные, свои, до малейшего вздоха знакомые.
Валерий Белякович сделал что-то немыслимое с историей про графа Дракулу, чтобы она прозвучала как гимн вечной любви и надежда на встречу, которая непременно произойдет, если любишь. Смерть не властна над погруженными друг в друга душами, она отступает перед силой и волей Любви. И там, за гранью жизни, начинается новая история, история тех, кто соединен уже во веки веков…
Этот пронзительный спектакль я смотрела трижды – и ни разу не ослабевал напор яростной страсти юной героини Люси (Елена Шестовская) заглянуть туда, куда не смеет заглядывать никто; и ни разу не сорвался, ни на показной демонизм, ни на жалостную тоску граф Дракула (Алексей Матошин); и ни разу не стерлась, не погасла тревога Елизаветы (Карина Дымонт), силящейся вспомнить прошлое и боящейся этой пробужденной памяти.
А спектакль «Куклы» по забытой давно и прочно пьесе  испанского драматурга Х.Грау Валерий Белякович выстроил как лирическое, горькое и светлое повествование о собственном театре и о себе самом, как воспоминание о нашем общем  прошлом, в котором «все мы были счастливыми нищими» и как гимн лицедейству, театру. И каким-то непостижимым образом «Куклы» поворачивают память к самому началу Театра на Юго-Западе, к тому, как и чем, все это начиналось когда-то, тридцать лет тому назад…
… Я вернулась сюда, наверное, уже навсегда. И именно поэтому, когда я думаю о 30-летнем юбилее этого театра, я думаю и о тридцати годах собственной жизни, проведенной вместе, рядом, в неразделенности и ощущении единства чувства и мысли, и понимаю, очень отчетливо понимаю, насколько общими были за эти десятилетия и потери, и обретения, и самое ощущение жизни, выстроенной так, как она выстроилась у Театра на Юго-Западе и у меня.

Наталья Старосельская • журнал «Театральная жизнь», №3, март 2007 • 03.2007