Белов Антон Викторович

Главная / Артисты / Белов Антон Викторович

Информация:

Главный принцип в работе - честность. Я в работе все делаю честно. Романыч меня научил делать больше, чем я могу.

С чего началось увлечение театром?

- Все началось в 9 классе, когда я попал в кружок «Театр миниатюр», который вел педагог по английскому языку Гацанов. Меня заметили, потому что бросив скрипку, я сам научился играть на гитаре. Родители мои, хотя по профессии не были актерами, всю жизнь играли в художественной самодеятельности, а папа еще пел в церковном хоре.

На одном из наших спектаклей меня увидела художественный руководитель театра «Зеркало» и пригласила в театр. Я отзанимался в нем два года, играл в сказках, новогодних представлениях, капустниках. А потом она предложила мне попробовать поступить в Нижегородское театральное училище. Мы с моим другом сделали программу и пошли поступать. В тот год в училище не было набора на драму, но набирали кукольников. И я довольно легко поступил. Первые два года я учился неохотно, хотя у меня все получалось. Просто было ощущение, что это не мое. А на третьем курсе началось мастерство актера, так называемый «живой план». К нам пришла преподавать актриса ТЮЗа, дочь известного режиссера Бориса Наравцевича, Елена Фирстова. В дипломном спектакле я играл главную роль, а потом он пригласила меня в ТЮЗ. Первый мой спектакль у нас ставил московский режиссер Владимир Богатырев. Четыре года я отработал в ТЮЗе, играл главные роли. Но хотелось чего-то нового, и тут мой однокурсник Игорь Кириллов предложил перейти в Театр «Комедiя». Я пришел в театр в тот год, когда там Валерий Романович ставил «Ромео и Джульетту», где Ромео играл Дима Астапенко, а Джульетту Люба Ярлыкова. Как-то после репетиции Белякович попросил остаться тех, кто может, поправить свет, подвигать декорации. И я остался, в какой-то момент начал его веселить. Тогда он мне сказал, что отдал бы мне роль Ромео, но уже обещал. А спустя год уже пригласил меня на Хлестакова в «Ревизоре». И, между прочим, сказал, что я могу приезжать к нему в театр – там тоже идет «Ревизор» и «Ромео и Джульетта» (я на тот момент уже играл Ромео, потому что Дима уехал).

Надо сказать, что в Москву я хотел давно, но не очень понимал, как туда попасть. Мы с моим коллегой часто привозили в Нижний антрепризу, и маститые актеры периодически предлагали мне прийти на их курс. Но я не очень понимал, зачем, а тут все как-то сошлось. И вся моя жизнь перевернулась.

- Главный принцип в работе - честность. Я в работе все делаю честно. Романыч меня научил делать больше, чем я могу.

- Для меня Юго-Запад всегда ассоциировался с таким святым понятием, как семья. И это во мне зародил Белякович. Только приехав сюда, я понял, что мне, как минимум, рады, и я могу общаться со всеми как с братьями и сестрами. Белякович и его театр – это отдельная планета и зерно, вокруг которого все вертится.

- С кино отношения никак не складываются. Я бы хотел сниматься, конечно, но, сколько бы я потуг ни делал в этом направлении, пока не сложилось. Этим надо активно заниматься, а я много времени отдаю театру и семье, поэтому самостоятельно заниматься кино просто не хватает времени.

- Как ведущий я себя впервые попробовал еще в училище. Надо было как-то зарабатывать, и я дедморозил на Новые года, поступил в общество «Сюрприз», которое занималось всеми праздниками в Нижнем Новгороде. Много работал с детьми. Признаться, меня это утомляло, потому что дети всегда очень жестоки к персонажам, особенно к новогодним. Однажды мои друзья предложили провести Новый год за городом для какой-то компании, потом были свадьбы и много-много всего увлекательного. Это моя вторая профессия, в которой я кайфую, потому что мне нравится узнавать людей, ловить настроение и делать его еще лучше.

В Москве опять пришлось начинать с нуля, здесь не было ни знакомств, ни контактов. И снова на помощь пришел Юго-Запад. Компанию наших артистов, где были Александр Горшков, Вероника Саркисова, Михаил Белякович, Максим Шахет, пригласили в Австрию на новогодний корпоратив к новым русским. Горшков предложил поехать с ними в качестве ведущего. Сами они собирались показать несколько номеров из «Встречи с песней», но так вышло, что не прилетели костюмы, и я отработал все пять часов один.

-Я не зациклен только на театре, и люблю учиться чему-то новому. Театр – основная дорога в жизни, но у нее есть много тропинок, по которым интересно ходить. Ведущий – одна из них.

- Как оказалось, самое главное для меня - семья. Это не только жена, сын и вот скоро будет дочка. Но и вообще все родственники. Я их люблю за то, что он есть и благодарю их за то, что они дарят мне общение и других людей, ставших близкими. И еще я никогда не опущу руки, всегда буду искать варианты, а если надо, готов снова и снова начинать с нуля.  

 

Новости 36-го сезона:

Максим Лакомкин и Антон Белов придумали и осуществили спектакль «Отрывной календарь», сыгранный 18.11.12 в Арт-Кафе. Два актёра сумели удержать внимание зрительного зала в течение целого спектакля. Поделились своим настроением, своими мыслями о жизни. Формат «стерео» выдержал проверку на прочность, продолжив традиции «моно», заложенные Валерием Романовичем Беляковичем.
_____________

Вот представьте себе гладкую поверхность воды. Бывают люди, которые могут часами созерцать воду. А бывают такие, которым обязательно надо кинуть камушек и создать волну. Вот Антон – это человек, который постоянно нагоняет жизненную волну. Его присутствие в одном с тобой помещении невозможно не заметить, от него исходят волны энергии. Тоже и на сцене. Моя любимая его роль – кот Бегемот в спектакле «Мастер и Маргарита». Такой шипящий, прыгающий, царапающийся, немножко драный, и очень боевой. Кот – неврастеник, кот – сгусток энергии. Я хорошо понимаю, зачем Воланд взял такого в свою свиту. Этот кот помогает мессиру коротать столетия, нагоняет для него жизненную волну.

Анна Китаева (zavlit_sw)

Озорной, немного хулиганистый, лукавый, порой по-детски наивный, иногда романтичный, а еще утонченный и изящный. И это далеко не полная характеристика образов Антона. Например, в «Самоубийце» у него сразу две непохожие роли. Вообще, всегда интересно наблюдать за перепадами в актерской игре, за переходами от насмешливости к серьезности, от спокойствия к гневу, от комизма к трагизму. А еще интереснее видеть, как на твоих глазах актер из одного образа перевоплощается в другой. В этом спектакле Антон играет цыгана и глухонемого мальчика. Его удалой цыган с тоненькими усиками, в ярко-красной рубашке, с дерзко игривым взглядом, с широкой улыбкой почти весь спектакль танцует и поет. А в роли мальчика Антон с приглаженными волосами, добродушным взглядом осторожно присаживается на стул и аккуратно складывает руки на коленях. Страшно пугается при виде пистолета Подсекальникова, с ужасом в глазах поднимает руки вверх, мечется на стуле – и все это вызывает такое умиление, как будто ты действительно смотришь на маленького ребенка.

Совсем иная роль в «Ромео и Джульетте». Антон-Ромео немного небрежный в обращении, изысканный молодой человек с томным взглядом, мечтающий о прекрасной «небесной» Розалине. Когда же Ромео влюбляется в Джульетту, его манеры несколько меняются. Нет уже той нарочитой небрежности, он стал более естественным и романтичным. Но это уже иная романтичность, это не мечты о недосягаемом идеале, а юношеская сильная любовь к вполне земной, но от этого не менее прекрасной девушке.

В «Мастере Маргарите» мне запомнились обиженные лицо и голос Кота Бегемота в сцене, когда Воланд знакомил свою свиту с Маргаритой и представил ей Кота в последнюю очередь. И еще одна сцена, в которой Маргарита разговаривает с Фаготом и машинально поглаживает оказавшегося рядом Кота. Актер стоит на коленях, с довольным лицом, зажмурив глаза. Когда же Маргарита, увлеченная разговором, перестает его гладить, Антон с хмурым лицом, насупившись, пытается рукой Маргариты погладить себя сам. Крайне выразительная сцена!

И, конечно, одна из самых ярких ролей Антона – Хлестаков в «Ревизоре». Он у меня здесь ассоциируется с чертиком. Этакий бесенок с волосами, вставшими дыбом, в желтом длинном пиджаке и в шахматной темной жилетке, он появляется внезапно, кружась, бегает по полутемной сцене, пока, наконец, не останавливается в ярком луче света на краю сцены. Останавливается и ненадолго замирает, согнувшись пополам, так что мы все еще не видим его лица. Когда же он распрямится, мы увидим слегка выбеленное лицо и подведенные черным глаза. Хлестаков – человек, умеющий приспосабливаться к любым ситуациям, поэтому это белое лицо выглядит, как некая маска. Он берет на себя чужую роль и, в общем-то, неплохо справляется с ней. Весь спектакль Антон находится в постоянном движении. Он то вихрем носится по сцене, то кружится волчком, то отчаянно жестикулирует и вообще – в нем буквально кипит энергия, она просто выливается через край. В финале, кстати, именно он выходит объявить городничему о том, что его ожидает ревизор. Перед нами уже совсем другой человек: надменное выражение лица, гордая осанка, презрительный взгляд и нарочитое движение, с которым он смахивает пылинку с плеча. Впрочем, лицо такое же – выбеленное, как и в начале, показывающее, что на его месте мог бы быть кто угодно, - действия чиновников от этого бы не изменились... Хлестаков, Кот Бегемот, цыган, Деметрий или Аккордеонист – кого бы ни играл Антон, все многообразие его образов объединяется искрящийся, задорной и азартной энергией.
Ева Полякова

Интервью с Антоном Беловым

2012 - МЕНТ В ЗАКОНЕ-6 - Скворец
2010 - ЗАКОН И ПОРЯДОК. ОТДЕЛ ОПЕРАТИВНЫХ РАССЛЕДОВАНИЙ-4 - Максим Синицын (5-я серия)
2010 - ГЛУХАРЬ-3 - наркоман
2008 - ПСЕВДОНИМ АЛБАНЕЦ-2 - нелегальный золотосбытчик
2007-2009 - ОГОНЬ ЛЮБВИ - рэкетир провинциального города
2006 - МЕСТЬ - лжегерой
2004 - ДЕТИ АРБАТА - житель Уфы
2002 - ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ - Лёша

Роли текущего репертуара:

Сыгранные роли:

Видео 1

31.03.2021 Где, как и с кем я провела ночь театров

Анна РусскихЯндекс ДЗЕН. "Записки балерины"

29.03.2021 Тайны ночи. О чём узнали зрители Театра на Юго-Западе?

Рита ДолматоваИнтернет-версия газеты "На Западе Москвы"

30.06.2019 «Умрем весело, поиграем в декаданс»

Дарья ЕвдочукИнтернет-портал PLUGGEDIN

21.06.2006 РЕВИЗОРУ задал темп... оркестр пожарных

Михаил Висилицкийгазета "Нижегородский рабочий", 21 июня 2006 года